Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Выбивают из памяти, или как власть прибирает к рукам праздники

Поделится:
11:39 05 Июля 2018 г. 171

Буржуазной правящей верхушке нужны малообразованные манкурты-потребители

Чтобы показать единство народа и власти, чтобы отвлечь его от печальной обыденности, от убийственных решений правительства, от размышлений «Доколе?..» и «Что делать?», постсоветская чиновничье-олигархическая власть провела ревизию праздников.
В результате был напрочь выброшен из списка День Великой Октябрьской социалистической революции. Дабы выбить из памяти «совкового быдла» даже мысль о бунте. И по всем весям рекомендовано в год 100-летия этого великого всемирно значимого события замолчать эту дату. А если появятся сторонники этого праздника, то необходимо сделать все, чтобы его не было. Что и было выполнено повсеместно. 
Когда пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова журналисты спросили, собираются ли в Кремле проводить какие-либо мероприятия по случаю 100-летия Октябрьской революции 1917 года, он сильно удивился: «А в связи с чем это нужно праздновать?» Вот вам и ответ. Власть понимает, что настоящее празднование, как того заслуживает эта дата, – это угроза ее существованию.
А как отметить вместе с народом День защитника Отечества? Рекомендации, вероятно, были. Ничего о Советской Армии. В этот день приоритет отдан казачеству праздником «За веру и Отечество!». Очень хотелось организаторам праздника добавить «За царя», но не рискнули. Ну а чтобы общественность не возмущалась, провели конкурсы патриотической песни.
Активисты общественных организаций провели свой праздник с приглашением ветеранов, военнослужащих, призывников. В ходе торжества была показана история Советской Армии, ее героев. Юнармейцы рассказали о пионерах-героях. Школьники, военнослужащие совместно с ветеранами обсуждали в мини-дискуссиях вопросы создания Красной армии, ее победы. Все участники мероприятия получили памятные сувениры.
И снова на депутатский запрос об отказе в помещении для празднования 100-летия Советской Армии власть ответила законом о борьбе с экстремизмом и другими законами, ограничивающими свободу граждан.
Следующий неудобный для олигархически-чиновничьей власти праздник – это 1 Мая. Праздник международной солидарности трудящихся в борьбе за свои права трудящимся велено забыть.
В советское время это был праздник труда, трудовых побед, высоких достижений.
Для власти идти по этому пути – значит вывести на улицы трудящихся с репортажами о высоких достижениях в области безработицы, серых и черных зарплатах, полной зависимости от хозяина, о запрете на создание профсоюзов, на протестные акции, о высоких ценах на жизненно важные продукты и услуги, об отказе в возможности дожить до пенсии.
А это означает новый 1905 год.
Вместо этого рекомендован праздник весны и рабского труда. Народу разрешено выйти на улицу, проверить – пришла ли весна, порадоваться солнышку, лопату в руки – и вперед. Ну а чтобы у народа подольше было хорошее настроение, вот вам развлечение: торговые ряды, выступ-
ление артистов.
Дешево и сердито. В крупных городах согнаны радоваться бюджетники, продажные шмаковские профсоюзники с лозунгами ни о чем. Митинги за свои права проводят только коммунисты. Но обращать на них внимания власти ни к чему: она ведь защищена «всенародной любовью» к самому великому, по выражению сценариста Шахназарова, главе государства. Ложь, лицемерие, наступление на свободы граждан, фальсификация, преступления на выборах прикрываются фальшивым праздничным единством власти, богатеев и народа. Пусть народ довольствуется смесью попсы и патриотизма. Только слепой и глухой этого не понимает.
Как быть с праздником Великой Победы 9 мая, который был тесно связан с патриотизмом не просто российского, а советского народа, да еще с коммунистической идеологией, да под руководством коммунистов? Этого власть допустить не может.
Она отрабатывает вариант аполитичного патриотизма народа. «Советское довоенное руководство, коммунистическая идеология преступны и неэффективны. Народ сам самоорганизовался и одержал победу». А потому маскируется Мавзолей, делаются вбросы о его закрытие, снимаются с народных пьедесталов военачальники за их якобы жестокость. А если не получается, то показывают их несогласие с Советской властью, лично со Сталиным или разборки между собой.
Параллельно идет обеление военных преступников, устанавливаются им памятники, мемориальные доски. Большой находкой для власти является «Бессмертный полк».
Не надо нести портреты маршалов, военачальников, не надо упоминать имя генералиссимуса, Компартии, которые возглавили и вместе с советским народом обеспечили Победу. И идет «Бессмертный полк» без своих командиров, без Красного Знамени, без тех идей, которые защищали в бою.
Эта практика внедряется в образование. Дети уже не говорят, что солдаты защищали не только свою землю, свой дом, близких, но и Советскую власть. Дети, да и сами педагоги, вспоминая о героях вой-
ны, вообще упускают из их биографии связь с комсомолом, с Коммунистической партией.
Эти рекомендации приняты чиновниками под козырек. Во главе колонны идет власть, священник и представители партий, которые никакого отношения не имели к победе, и под флагом, который в годы войны был связан с предательством.
«Детям войны» такой привилегии нет. Власть призвала всех выступающих на митинге «не пиариться, а выражать признательность землякам, вечную память и скорбь». «Не пиариться» – это значит не говорить о заслугах Советской власти, советских военачальников и о Сталине как о главнокомандующем.
Коммунисты требуют, чтобы подобные мероприятия планировались совместно с общественностью. Но власть сообщила, что они получили подобные рекомендации от вышестоящей власти, и считает, что неважно, кто где стоит в колонне. Главное – помнить о подвиге и выражать скорбь. А общественность считает, что День Победы – это не скорбь, а праздник, пусть и со слезами на глазах. А помнить – это значит продолжить дело, за которое тогда боролись. Ведь у этой Победы была своя идеология, в основе которой был расцвет государства, где труд почетен, а человек труда уважаем. В нашем государстве человек труда сегодня – это раб.
Села вымирают, природные богатства селян разворовываются.
И если бы отдавшие жизни за наше светлое будущее земляки знали о том, в каком государстве будут жить их дети, внуки, скорей всего они бы не приняли этих почестей.
Эти непраздничные настроения лишь подчеркивают правильность слов из песни Александры Пахмутовой и Николая Добронравова:

 «Мы – изгои в собственной стране,
Не поймём, кто мы, откуда родом.
Друг далёкий, вспомни обо мне.
Остаюсь с обманутым народом…»

Скоро 100-летие комсомола. Большинство чиновников от власти были в этой молодежной коммунистической организации.
И рады бы наши чиновники вспомнить молодость, романтику комсомольских дел, первые уроки гражданского становления, слиться в едином хоре задорных комсомольских песен, но рекомендации сверху не позволят так расслабиться.
Остались без запретных рекомендаций только три праздника: Новый Год, 8 Марта, и то без истории его создания, и Пасха. Особые рекомендации даны искусственно созданным самой властью праздникам:
– День примирения и согласия (с мечтой примирения ограбленных и униженных с их грабителями под руководством власти).
– День России. Это ж каким извращенным сознанием надо обладать, чтобы объявить день гибели страны праздником! Ох, рискует власть, ох, рискует! Ведь если народ вспомнит в этот день, по какому поводу он был создан, и что мы россияне, и что наши предки были гордыми, не всегда терпели несправедливость и часто бунтовали, да еще и революцию сотворили, – вряд ли она удержится. И никакое притворное праздничное единение не поможет.
Вот и выкручиваются политтехнологи, идеологи современной власти, освобождая праздники от «ненужного советского хлама», связанного с патриотизмом, борьбой за справедливое устройство мира, убирая из музеев, из школьных учебников материалы, характеризующие советскую историю, культуру, советские традиции. Для их хозяев советские праздники – это дни скорби. Они-то ничего прогрессивного, прорывного не могут предложить ни миру, ни своему народу. А потому и скорбят.
Даже в Ливадийском дворце в Крыму благодаря стараниям госпожи Поклонской было признано невозможным соседство музейных экспозиций царской семьи и исторических  документов встречи Черчилля, Рузвельта и Сталина, оказавшей большое влияние на ход Второй мировой войны. Решение о выселении из дворца экспозиции всемирно важной встречи тройки великих держав лишь подтверждает, что власти нужна другая история.
Организованные буржуазной властью монополии на праздники, на историю, на культуру направлены на уничтожение исторической памяти, а значит – на уничтожение народа по имени Россияне.

Г. Новикова,
sovross

Архив