Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Кто победил в Бородинском сражении?

Поделится:
10:55 06 Сентября 2018 г. 377

7 сентября –  206-летие великой битвы. И, как всегда, встает вопрос: что это было? Победа или поражение? Стоит ли нам радоваться успеху или горевать по поводу неудачи?

Среди тех, кто утверждает, что в Бородинском сражении Россия проиграла, почему-то преобладают люди, которые Россию не любят, – странно, не так ли? 
Их главный (и собственно единственный) аргумент – поле битвы осталось за Наполеоном, русские войска на следующий день отступили. А у кого поле – тот и победил. Ну конечно, если целью похода Наполеона во главе величайшей европейской армии всех времен в Россию было захватить Бородинское поле, то, безусловно, своей задачи он достиг). Но есть некоторые сомнения, что именно в этом заключалась цель императора Франции.
А какова же на самом деле была цель Наполеона – настоящая цель, которой он не достиг, в значительной степени как раз в результате своей неудачи (и нашего успеха) в Бородинском сражении?
Целью Наполеона было не захватить Бородинское поле. И даже не взять Москву. Целью Наполеона было... уничтожить Россию. 
206 лет назад Наполеон вознамерился совершить то, что за 100 лет до этого не удалось Карлу XII, а 100 лет спустя – Адольфу Гитлеру. 
В планах Наполеона было «восстановить Польшу». Если при этих словах вы подумали о той Польше, которую видите на современной карте мира, то вы несколько недооцениваете наполеоновские планы. Та «Польша», которую он решил восстановить на руинах Российской империи, – это средневековая Речь Посполитая, уж по крайней мере до Днепра, а скорей всего, и дальше.
Если бы Наполеону удалось заставить Александра I подписать мирный договор, то этот договор весьма напоминал бы Беловежские соглашения 1991 года. Россия лишилась бы Украины и Белоруссии – там бы «восстанавливалась Польша». Швеции отошла бы Финляндия и Прибалтика. Турции – Грузия, Молдавия и Крым.
Но на этом бы дело не закончилось. Восстановленная Речь Посполитая при первой же возможности напала бы на разгромленную, оставшуюся без армии Россию, а империя Наполеона, Швеция, Турция и даже враги Наполеона англичане, безусловно, оказали бы посильную помощь в этом святом деле освобождения Европы от русских варваров. И всё...
Вот что решалось 7 сентября 1812 года на Бородинском поле. А вовсе не то, кому достанется поле.
Но чтобы заставить Александра I подписать смертный приговор своей стране, нужно было уничтожить русскую армию. И тогда войска Наполеона смогли бы спокойно занимать любой город, захватывать любую добычу, снабжать себя всем необходимым. И русское государство просто прекратило бы функционировать – с договором или без.
А как уничтожить русскую армию? Для этого нужно:
1) Создать более сильную армию – такую, чтобы гарантированно победила русских.
2) Добиться сражения.
3) Уничтожить русскую армию.
К решению этой задачи Наполеон подошел крайне ответственно. Достаточно сравнить его поход с легкомысленной авантюрой Карла XII – просто небо и земля. Безусловно, Бонапарт знал историю. Он был уверен, что победит русских, но хотел действовать с 200-процентной надежностью, чтобы не оставить нам ни малейшего шанса.
Для начала он создал Великую армию. Это была не армия Франции (французов там была едва ли половина) – это была армия Европы, НАТО того времени: немцы, австрийцы, голландцы, итальянцы, поляки... Она была гораздо сильнее, чем все русские войска вместе взятые.
Но и это еще не всё. Наполеон вовсе не собирался воевать со всей русской армией сразу. Он хотел разбить наши силы по частям, не дав им соединиться. Кроме того, император Франции, безусловно, учитывал, что Россия воюет с Турцией, и рассчитывал, что русская армия, занятая на юге, не сможет помочь остальным силам. Русско-турецкая война закончилась незадолго до вторжения Наполеона, но он ведь свою армаду собирал не один день, а уж план начал готовить еще раньше, так что такой быстрый и несвоевременный (для Бонапарта) триумф Кутузова на юге стал неприятной неожиданностью. Но не отменять же из-за этого вторжение, когда всё уже готово?
Разбить наши армии по отдельности Наполеону не удалось – русские генералы превзошли корсиканского гения и объединились. Но все равно даже после этого армия Европы была больше русской, лучше обучена (у нас было много новобранцев прямо от сохи) и управлялась величайшим полководцем своего времени. Победить ее в бою было невозможно. Будь ты хоть трижды Кутузов.
Значит, нужно было избегать генерального сражения всеми силами, что Михаил Илларионович и делал, продолжая отступать. С военной точки зрения и Москву нужно было сдать без боя, в котором мы рисковали потерять страну. Проблема была в том, что военной точкой зрения дело не ограничивается.
История знает немало примеров, когда огромные армии без боя отступали, отступали, пока не разбегались. Воюют ведь не Наполеон и Кутузов - воюют сотни тысяч человек, которые должны понимать, что они делают, ради чего терпят лишения и идут на смерть. Если бы русская армия сдала Москву без боя, солдаты попросту разошлись бы по домам. Нужно было завоевать моральное право сдать столицу. Кутузов это понимал. И Наполеон это понимал, поэтому шел туда, где русская армия будет обязана его встретить.
Когда у Бородино Бонапарт понял, что главная русская армия принимает бой, он наверняка вздохнул с облегчением. Он практически добился своей цели: сумел создать непобедимую армию, сохранил ее до решающего сражения и заставил врага принять бой, исход которого предрешен: французы были сильнее во всех отношениях. Завтра русские будут разбиты: уж это Наполеон делать умел и побеждал в гораздо более сложных ситуациях. А дальше всё будет как всегда: бегущий в панике неприятель, корпуса, сдающиеся в плен, трофейные пушки и знамена, города, открывающие ворота победителям, богатая добыча, договоры о капитуляции – и он, повелитель всего, создающий государства и рушащий их. А Россия – ну когда-то ведь все империи погибают...
А назавтра ничего этого не было. Не было пленных корпусов. Не было договоров о капитуляции и городов, открывающих ворота. Не было разбитой русской армии. Целый день лучшие французские силы разбивались о русские батареи, чтобы ценой огромных жертв завоевать изрытое воронками поле и пустую Москву, где можно было много награбить (после чего армия Наполеона окончательно превратилась в банду мародеров, почти неуправляемую), но невозможно было перезимовать... А русская армия, с честью выдержав бой, организованно отступила, по-прежнему перекрывая французам доступ в богатые районы государства к столь необходимому для этой огромной орды завоевателей продовольствию, фуражу, теплым домам. Это была катастрофа.
И каждый день последующего месяца, ходя по пустому Кремлю и безуспешно ожидая от Александра I хоть какого-то ответа на всё более и более заискивающие письма, Бонапарт всё лучше понимал, в каком безнадежном положении он очутился. Все попытки двигаться дальше пресекались русскими войсками, которые усиливались с каждым днем. Взять еду и фураж было негде. Собственные солдаты громили склады и обозы. И пришлось бежать в свое логово по разоренной своими же войсками Старой смоленской дороге. А сзади, добивая остатки европейских завоевателей, шла русская армия, которую Наполеону так и не удалось уничтожить в Бородинском сражении. 
Так кто же тогда победил?

А.Цыганов

Архив