Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

О друге. (Из книги Л.И. Грача «Крым–моя любовь, жизнь и судьба». "Полиграфический комплекс Киа", г. Севастополь, 2017 г.)

Поделится:
13:09 07 Декабря 2017 г. 517

Много ли может быть друзей? Бабушкина правда. «Линкольн» молодоженам.

Много друзей не бывает. Это истина, которая проверена самой жизнью. Единственным и настоящим моим другом, о котором я помню  всегда, был народный артист СССР Юрий Иосифович Богатиков.
Друзей не может быть много. Это сугубо личное, постоянное отношение друг к другу, потому что слово «друзья» опошлили, как только можно.
До событий, произошедших в августе 1991 года, я думал, что у меня, как первого секретаря Крымского республиканского комитета партии, друзей – половина Крыма.
А когда грянули печальные для всех события – запрет КПСС, разрушение страны, все, кто пытались раньше лично мне руку пожать, потом они же делали всё, чтобы со мной не встречаться.
Я видел массу людей, двуликих и подлых. Потому что предательство – это самая поганая черта в человеке. Я вспоминаю свои ощущения той поры, когда моих детей травили в школе за то, что они дети коммуниста. Это было тяжелейшее время. Где - то в декабре  1991 года, переживая и замкнувшись в себе, анализируя происходящее, я пришел к выводу, что мне неважно, как и кто ко мне относится и что бы обо мне ни говорил.
Главное – чтобы я не дал повода назвать меня подлецом.
Самым верным другом оказался Юрий Иосифович Богатиков, с которым мы познакомились в 1973 году на вручении Керчи Ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» по случаю присвоения звания «город – герой». Принимали его и высокие делегации из Москвы и Киева на современном корабле «Герои Эльтигена», капитаном-директором которого был мой друг Б.Н. Эцин,  с семьёй которого мы дружим и сейчас. Так получилось, что с тех пор мы с Юрием Иосифовичем  сдружились очень крепко, связались как бы в один клубочек. И всю эту тяжелейшую стезю испытаний мы прошли с ним до самого его последнего вздоха в 2002 году. Это был настоящий друг. И для меня, что ехать на могилу матери, отца, что ехать к Юрию Иосифовичу, – одинаково.
Я выполнил все его предсмертные просьбы, всё, о чем он меня просил. Установил гранитный памятник, на котором выбиты слова из песни, написанной для него Александрой Пахмутовой и Николаем Добронравовым в 1993 году, где есть такие слова: «Остаюсь с обманутым народом». Ему они очень нравились и были созвучны с настроениями, переживаниями и тревогами, которые он тяжело перенёс после разрушения великой страны – СССР.
Это была настоящая дружба, не зараженная конъюнктурой и предательством, когда я с тобой дружу до тех пор, пока мне от тебя что-то нужно, или наоборот. Так вот, у нас с Юрием Иосифовичем были очень близкие и теплые отношения, в основе  которых – интерес к делам друга, готовность прийти в любую минуту на помощь.
Впервые с предательством я столкнулся в раннем детстве. Как и все мальчишки, мы тоже играли в войну. Делились на отряды «немцев» и «наших», то есть советских бойцов, и «воевали». Я играл за «наших». Во время разведки я спрятался в лопухах, замаскировавшись таким образом. И был обнаружен своим же другом, который меня тут же выдал «немцам». Как я был разочарован тогда в дружбе, потому что мне его поступок показался обидным. Я со слезами на глазах бросился домой, к бабушке. Плакал навзрыд. Бабушка же мне сказала, что в жизни надо бояться только своих, а не чужих. Враг он враг и есть, и предать тебя не может, а вот свой, наоборот, может. Тогда я еще плохо понимал важность открывшейся мне новой стороны жизни. Но, как оказалось, с того времени запомнил на всю жизнь, что соображения выгоды или ложное чувство долга могут заставить самого близкого товарища, соратника совершить недружественный, а то и предательский поступок. Я ценю дружбу и стараюсь дорожить дружескими чувствами, но в политике делаю ставку не на наличие приятельских отношений, а на близость политических взглядов и позиций. Не всегда это удается: случается, чувства берут верх. Но каждый раз, когда изменяю этому принципу, мне приходится вновь убеждаться в бабушкиной правоте.
Говоря о Юрии  Богатикове, необходимо отметить, что он был человеком широкой души… После августа 1991 года я оказался в больнице, в Бахчисарайском районе. Я, уже не первый секретарь рескома партии, а безработный. Небольшие сбережения постепенно таяли. Денег действительно не хватало даже на продукты.
Он покупал на рынке нескольких кур и приносил к нам домой. Просил отварить, а он, мол, попозже зайдет. А он не заходит и не заходит. Так повторялось несколько раз, пока мои домашние решительно не запротестовали: «Мы хоть и нищие, но гордые!». Но  этот поступок Юры  для меня навсегда остался трогательным и дорогим.
Или какой шикарный подарок он сделал на праздновании Дня города в Керчи! Взял и подарил местному Дворцу бракосочетаний лимузин «Линкольн», который он перед этим получил за выступление в качестве гонорара. Память о Богатикове, благодаря его друзьям и почитателям таланта великого певца, живет в Керчи, где в его честь назван центр культуры и досуга, а также в Симферополе, где установлен памятник рядом с музыкальной школой, носящей его имя.
У Юрия Иосифовича было правило, которое он перенял у великой народной певицы Клавдии Ивановны Шульженко, с которой ему посчастливилось выступать в одной концертной программе. А правило было такое: когда её приглашали после концерта местные власти в ресторан, то она брала с собой всех, кто участвовал с ней в одном концерте. Этому правилу следовал затем и Богатиков, и все знали, что после концерта он обязательно всех угостит, попотчует. Такой он был человек открытой души, с честным и преданным сердцем.
У меня и сегодня душа болит, мне его очень не хватает. Дружбу с ним считаю одним из самых больших подарков судьбы, а его смерть в 2002 году стала одной из самых горьких потерь. Он сочетал значительность своего великого таланта с удивительной житейской скромностью. Никогда ни о чем не просил, в том числе и меня, своего самого близкого друга, располагавшего немалыми властными полномочиями. Наделённый богатым внутренним миром, он внешне оставался таким же простым парнем с рабочей окраины, хотя его мать, как он рассказывал, принадлежала к известному дворянскому роду Рылеевых.
Таким же великим он ушел из этого мира. Одна из его последних  просьб была, когда я пришел к нему вечером накануне его смерти, – чтобы увели его любимого пуделя Атоса. «Он не должен видеть, как я умираю»,– сказал мне Юра тогда. Его просьба была выполнена. Жизненная мудрость позволяла ему не зависеть от вещей, ему претила роскошь, которой себя окружали новоявленные нувориши, пришедшие в бандитские 1990-е годы. Наблюдая за страстью к накопительству, стяжательству, обману, на которые шла новоявленная буржуазия, он не раз говорил: «Неужели они не понимают, что в гробу карманов нет, и ты туда ничего с собой не унесешь?».
У него никогда не задерживались вещи, одежда. Чаще всего он их просто раздаривал знакомым.
В 1985 году он был удостоен звания народного артиста СССР. До него такую высокую честь заслужили лишь Леонид Утесов и Клавдия Шульженко. Эстрада считалась «легким жанром», и особыми званиями этот цех не жаловали. Для Юрия Иосифовича это стало неожиданностью, когда я его первым поздравил. Он много работал, так что народным  стал вполне заслуженно, заработал его тяжелым трудом, выступая с концертами по всему Советскому Союзу.
Звание вручали в Киеве, но у него не было подходящей одежды, чтобы поехать на вручение. На одной из симферопольских баз ему приобрели костюм и модные в то время дубленку  и пыжиковую шапку. Вручали диплом и нагрудный знак в здании Верховного Совета УССР. Свои вещи мы сдали в гардероб и после вручения вернулись за ними. Оказалось, что у Юрия Иосифовича украли его пыжиковую шапку! Его эта потеря абсолютно не расстроила, он лишь беспокоился, что ему не поверит его супруга и решит, что новую шапку, добытую с таким трудом, он кому-нибудь подарил.

Мне до сих пор иногда трудно поверить, что Юрия Богатикова больше нет. Но со мной осталась его душевная щедрость, любовь к прекрасному, умение быть выше житейской суеты. Это он мне подарил, и никто его дар не отнимет. Он показал, как можно легко, без надрыва и пафоса, нести груз славы и таланта.

 

Планета, как песня

                  Стихи Евгения Веремеенко
                  Музыка Вячеслава Боброва

Певца вспоминая, тоскует рояль –
Был мэтром эстрады Богатиков!
С такими, как он,
Расставаться нам жаль…
К чему утешенья прагматиков?

Вердикт астрономов
Понятен и прост
И точен расчет математиков.
Планета, как песня,
Летит между звезд
С названием Юрий Богатиков.

Припев:

Мы голос его сразу узнаем,
Сила есть возвышенная в нем.
В Киеве, Донбассе,
В России и в Крыму
Память благодарная ему.

Не каждому звездной
Дорогой пройти
Дано, как шагал
Наш Богатиков.
И песню свою
До сердец донести,
Как мог несравненный Богатиков.

Он верил: гармонии быть все равно!
Не сбыться прогнозам догматиков.
Планета, как песня, летит между звезд
С названием Юрий Богатиков.

 

Юрьев день Богатиков настал

                                         Стихи Александра Коротко

Юрьев день Богатиков настал
Сделай шаг, забудь про пьедестал.
Между нотой «до» и нотой «ля»
Черною пластинкой крутится земля.
Ты уже шагнул за горизонт,
Там Гуляев, здесь твой друг Кобзон.
Ты о нашей жизни расспроси.
Комом в горле встала нота «си».
Значит, не допел, не досказал, не до…
Не объехал море городов,
Все шутил, надеясь на авось.
А сегодня ты наш главный гость.
Гвоздь программы, Юра, проходи,
Все твои гастроли впереди.
Видишь, зал тебя встречает стоя,
Как положено встречать героя.
Все, что наболело, расскажи
Во всю ширь израненной души.
Кто сказал, что с нами тебя нет,
Если ты из рук берешь букет.
Славу ты на гордость променял,
Но всегда с тобою был твой зал.
И сегодня мы в одном строю,
Песню будем петь шахтерскую твою.

 

Архив