Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

САМЫЙ ВАЖНЫЙ ДОКУМЕНТ

Поделится:
18:53 18 Октября 2017 г. 370

 

Крымская Конституция сделала референдум 2014-го легитимным

 

21 ОКТЯБРЯ КРЫМ ОТМЕЧАЕТ ДЕНЬ КОНСТИТУЦИИ РЕСПУБЛИКИ. ПРИНЯЛИ ЕЁ В 1998 ГОДУ. ЭТОМУ СОБЫТИЮ ПРЕДШЕСТВОВАЛИ СЕМЬ ЛЕТ НЕСТОЯЩЕГО ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО «КАСТИНГА»: АВТОРЫ РАЗНЫХ ВАРИАНТОВ ЭТОГО ДОКУМЕНТА ПРЕДЛАГАЛИ СДЕЛАТЬ ПОЛУОСТРОВ ТО СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ, ТО РОССИЙСКОЙ АВТОНОМИЕЙ, А ТО И ОТДЕЛЬНЫМ ГОСУДАРСТВОМ.

 j2l3u5-ibRw.jpg

Тогда автором «пробной» Конституции Крыма стал первый секретарь республиканского комитета компартии Украины Леонид Грач. В 1991 году он предложил вариант документа, где Крым определялся как... автономная Советская Социалистическая республика в составе Украины. Этот статус полуострова «зарубил» председатель Верховного Совета Крыма Николай Багров, который в мае 1992 года «продавил» в парламенте свою версию конституции, провозгласившей Крым самостоятельным и отдельным от Украины государством. Правда, через день он отозвал свой проект, получив «по шапке» от президента Леонида Кравчука за «махровый сепаратизм».

В 1994 году Юрий Мешков, ставший первым и последнем президентом Крыма, принял новый, подредактированный вариант «багровской» конституции.

Но тут президентом Украины стал Леонид Кучма, который отменил и крымскую Конституцию, и самого Мешкова. Следующие четыре года Крым жил без основополагающего документа, пока председателем Верховного Совета республики не стал Леонид Грач. Ему Кучма и предложил войти в историю Крыма в качестве автора реальной, а не «опереточной» Конституции республики.

Досье

Грач Леонид Иванович

Родился в 1948г. в сет Бродецком Винницкой области. По образованию - юрист, в 1985 г. окончил Высшую партийную школу при ЦК Компартии Украины. Председатель Верховного Совета Крыма (1998-2002 гг,). Доктор исторических наук, профессор, заслуженный юрист Украины. Имеет правительственные награды Украины и России. Автор более чем 500 публикаций, в частности монографий, 7 книг, брошюр, вырастил двоих детей. Хобби - туризм, книги.

 

ПОСЛЕДНИЙ ОПЛОТ СССР

 

—      Леонид Ивановичу как вообще пишутся конституции, поделитесь опытом?

—    Тогда я оказался в уникальной ситуации: СССР уже давно как развалился, а Крым юридически до сих пор назывался автономной Советской Социалистической республикой. Представляете — в 1998 году! Ну, думаю, и миссия мне досталась... Я взял свой первый вариант конституции 1991 года, обложился документами и начал изучать мировой опыт. Читал конституции разных стран, сравнивал, пытался примерить на Крым. И что вы думаете — больше всего мне понравились те, что в свое время приняли Татарстан и Каталония. С точки зрения автономии от центральной власти эти республики оказались самыми продвинутыми. Их и взял за основу.

—       Собрали команду?

—    Мне помогали всего три человека, и то я их сильно не загружал. Задачи я себе поставил такие. Во-первых, в Крыму должны оставаться все основные налоги. Так и получилось, чем я на самом деле горжусь. Во-вторых, мы имеем право налаживать международное сотрудничество «через голову» Киева с любыми странами, с которыми у Украины есть дипломатические отношения, а также с их регионами. В итоге получились договора с Москвой, Воронежем, Татарстаном, белорусскими городами. Нам тогда президент Татарстана Минтимер

Шаймиев завидовал: даже у меня, говорил, нет таких полномочий, как у Крыма.

—   Долго писали документ?

— Две недели. На это время я заперся в домике военного санатория в Феодосии. Вставал в 4 утра, это мое самое продуктивное время, работал до

полудня, потом шел на море, отдыхал, возвращался к бумагам. С «внешним миром» меня связывал мой помощник Юрий Корнилов, за что я ему до сих пор благодарен. Он рассказывал мне новости. Больше ни с кем я в то время не общался, только с референтами, которые привозили мне из Симферополя нужные документы. Они же помогали в компьютере правильно абзацы текста отбивать. Нет, вру, однажды ко мне заехала Ирина Геращенко (сейчас вице- спикер Верховной Рады Украины — ред.), она тогда работала корреспондентом телеканала «Интер». Времени у меня было мало, поэтому вышел я к ней на интервью, помню, в спортивных штанах.

 

ДВЕ  НЕДЕЛИ ЗАТВОРНИЧЕСТВА

—  И через две недели затворничества вышли к людям...

Был октябрь 1998 года, когда мы представили документ на обсуждение Верховного Совета Крыма. Представьте, насколько эта конституция была революционной для республики. В ней устанавливались административные границы образца 1991 года: то есть, Севастополь считался крымским городом. Кроме того, любые административно-территориальные изменения предлагалось вносить только после проведения общекрымского референдума. Именно эта статья конституции, кстати говоря, через 16 лет и легитимизировала референдум 2014 года. Без неё «Крымская весна» была бы незаконной.

MZEYSyqqpvw.jpg

— Вы еще и крымскотатарский язык сделали государственным, наряду с русским и украинским. Зачем?

Массовое возвращение в республику родственников депортированных, благодаря их радикальным лидерам, сделало «татарский фактор» источником нестабильности и беспокойства. Я помню, как Ильми Умеров (зампред меджлиса, осужден на 2 года колонии-поселения за призывы к нарушению территориальной целостности России — ред.) гарцевал на коне по площади Ленина в Симферополе. Мы дали татарам возможность участвовать в легальной политике.

— Как эту революционную Конституцию приняли парламентарии?

—  Было много чего, но сегодня интересен, пожалуй, один момент. Против такой автономии среди прочих голосовал и рядовой тогда депутат Владимир Константинов (сейчас председатель Госсовета Крыма — ред.), дальнейший карьерный взлет которого, я считаю, был бы невозможен без нашей конституции. Но большинство все же проголосовало за проект.

— Который ещё нужно было одобрить в Верховной раде Украины. Как к нему отнеслись украинские народные депутаты?

—  Там было сложнее. В первом чтении Конституцию Крыма «прокатили». Мы не набрали нужных 220 голосов. Я в то время слёг с воспалением лёгких, но все-таки вылетел в Киев спасать Конституцию. У меня было два козыря — личная дружба с председателем Верховной рады Александром Ткаченко и президентом Кучмой, с которым мы приятельствовали еще с 70-х годов. Прилетаю, еду сначала к Ткаченко.

Он везёт меня на свою госдачу, через забор от которой—резиденция Кучмы. Добиваемся аудиенции. Кучма рад, накрывает стол, заставляет выпить. Я не пью, потому что на антибиотиках. Меня прикрывает Ткаченко, берет застолье на себя, хотя, надо сказать, Кучму в то время мог перепить разве что Черномырдин. В ходе посиделок президент принимает решение: крымскую конституцию депутаты примут, но им нужно «бросить кость» в виде «косметических» поправок. Я на них согласился, и через неделю Верховная Рада большинством голосов приняла проект.

—  Почему тогда руководство Украины дало Крыму такие невероятные полномочия?

—  Нам очень нужны были широкие полномочия. Взять хотя бы острую на тот момент проблему организованной преступности. Ведь тогда её только начали решать при содействии крымской власти. Иначе ни о каком развитии республики речь не могла идти. Да в Крым как раз в то время боялись ехать туристы—бандиты хозяйничали везде. И именно в то время начались первые аресты боевиков из ОПГ «Башмаки» и «Сейлем».

 

 

Тимур ДОКТОРОВ,

Аргументы и Факты,

18.10.2017

 

 

 

Архив