Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

91 год: уроки трагедии

Поделится:
11:42 20 Октября 2020 г. 302

Украина, как и вся восточнославянская цивилизация в целом, оказалась перед ответственным историческим выбором. Дальнейшее примирение с олигархическим господством, с тотальной коррупцией, с правлением проамериканских сил угрожает украинскому обществу резким обострением системного кризиса, которое поставит страну на грань социальной катастрофы. В нашей недавней истории уже возникала подобная ситуация. В 91-ом году силы, выступающие против социализма и восточнославянского единства, сумели навязать народам СССР свою волю, разрушить союзное государство, приступить к реставрации капиталистического строя. Это привело к небывалому снижению уровня жизни, развалу экономики и инфраструктуры, разрушению социальной сферы, деградации образования и науки. Избежать повторения катастрофы 91 года в новых, еще более тяжелых условиях, можно, лишь остановив разрушительные социальные процессы, уничтожив олигархическое господство, восстановив законность, заставив работать механизмы политической демократии. Огромную помощь в разработке стратегии левых сил, направленных на решение данной задачи, может принести обращение к трагическому опыту 91-го года. Нужно честно ответить на вопросы, почему общество не встало тогда на защиту социальных завоеваний, почему оказалось бессильно перед антикоммунистической и антисоветской истерией, развязанной националистами и их союзниками, почему так легко переступило через идеалы, за которые сражалось в Великой Отечественной войне.

Леонид Грач оказался осенью 1991 года одним из немногих партийных руководителей, не побоявшихся открыто заявить о своей приверженности социалистическим принципам и вступить в борьбу за сохранение советского строя, не отрекшихся от Коммунистической партии. Позиция Леонида Грача остается неизменной. Он продолжает сражаться за идеалы социальной справедливости, интернационализма и восточнославянского единства. И сегодня, когда события принимают чрезвычайно тревожный оборот, опыт борьбы Л.И. Грача против разрушителей союзного государства и советского строя принимает особую значимость и актуальность.

В этой связи читателям предоставляется возможность ознакомиться с открытым письмом Л.И. Грача к сессии Верховного Совета автономной республики, коммунистам и к крымскому обществу, написанным 30 августа 1991 год и опубликованным 3 сентября 1991 г. в газете «Крымская правда», а также со статьей выдающегося журналиста Эдвина Поляновского, опубликованной в газете «Известия» 11 октября 1991 года.

91 год: уроки трагедии

ФОТО: Крымский парламент. 29 августа 1991 год. Голосование по запрету Компартии.

Открытое письмо Л. Грача к сессии Верховного Совета автономной республики, коммунистам и к крымскому обществу.
30 августа 1991 год. 
Опубликовано 3 сентября 1991 г. в газете «Крымская правда»

Уважаемые крымчане!

Я отдаю себе отчет в ответственности за свои слова. И, наверное, сразу разочарую некоторых, когда скажу, что не собираюсь посыпать голову пеплом.

Не намерен также становиться в ряд тех, которые говоря словами Бориса Олейника, «пишут доносы на не успевших написать доносы». К сожалению, этот ряд оказался весьма многочисленным.

Считаю все это несовместимым с представлениями о чести и достоинстве коммуниста и гражданина. Ни мне лично, ни Крымской республиканской партийной организации оправдываться не в чем.

Я готов, если это понадобится, и не боюсь отвечать за свои действия 19-21 августа и перед законом, и перед совестью как народный депутат и как первый секретарь Крымского республиканского комитета поспешно запрещенной Компартии Украины.

Но вместе с тем хотел бы предостеречь ряд народных депутатов от одной ошибки.

В правовом демократическом государстве – а именно эти слова сегодня у всех на устах – запретить любую партию может только суд, и пока можно сказать лишь одно – что отдельные лица из руководства КПСС и КПУ своими противоправными действиями бросили тень на всю партию.

Не спешите произносить, а тем более публиковать собственные домыслы в отношении крымских коммунистов или воспроизводить чужие. Не становитесь в позу судей, потому что у вас нет и не может быть доказательств – их никогда не существовало.

Хочу со всей ответственностью заявить, что все разговоры о том, что реском якобы поддержал попытку переворота, являются преднамеренной клеветой, используемой исключительно для сведения политических счетов с коммунистами Крыма.

Возвращаясь мысленно к драматической дате 19 августа, я еще раз убеждаюсь, что линия, выработанная нами в те дни, была правильной.

Мы не стали прятаться от людей. Мы пошли к ним именно в тот, самый трудный день. Пошли не для того, чтобы организовать выполнение указаний Секретариата ЦК, а для того, чтобы сказать единственно возможные в той ситуации слова о выдержке, о собранности, о недопустимости поспешных выводов и действий.

И мы не жалеем сегодня об этом. Сегодня много «смелых и отважных» задним числом. Но совершенно понятно – и это вытекает из тех, ранее неизвестных обстоятельств, прозвучавших на сессии Верховного Совета Крымской АССР, - что обострение ситуации на территории, где блокирован Президент СССР, было бы чревато для крымчан и гостей Крыма всем, чем хотите, - комендантским часом, паникой , отстранением Верховного Совета или, более того, риском для самого ценного – человеческих жизней.

Смелость в политике - это не когда лезешь на опасность, не чувствуя страха. Это когда действуешь в интересах жизни людей, даже рискуя быть впоследствии оболганным.

И я верю, что большинству крымчан не понадобится много времени для того, чтобы разобраться в том, что же произошло после провала попытки переворота, увидеть, что чувство реальности заменяется чувством мести, доносительство и стукачество возводятся в ранг государственной политики.

Временное приостановление, а затем и запрет деятельности Компартии Украины президиумом Верховного Совета Украины еще потребуют анализа с точки зрения соответствия Конституции. Но, тем не менее, мы подчинимся этим решениям, поскольку мы знаем только правовой путь защиты своих прав на политические убеждения. Конечно, это тяжелейший удар для коммунистов. Я уверен, что каждый из них понимает, что нам, возможно, будет еще труднее.

Но, тем не менее, отнюдь не эти проблемы мы считаем сегодня первоочередными, при всей их болезненности.

На первый план вышла судьба Крыма, каждого его жителя, поскольку в условиях взрывного распада союзного государства и отсутствия собственного правового фундамента в виде Конституции Крым обречен на то, чтобы стать заложником в крупной политической игре.

Поэтому я призываю всех, кто на деле а не на словах болеет за интересы Крыма, понять следующее: да, сегодня можно с легкостью по выбрасывать принятую концепцию Конституции, опасаясь, что коммунисты там что-то «замаскировали», забывая о том, что многие из ее положений уже нашли одобрение у крымчан.

Можно, в конце концов, попытаться пететряхнуть весь состав Верховного Совета, стремясь выжать максимум политической выгоды из благоприятной ситуации. К сожалению, такие предложения уже прозвучали на сессии, сделаны первые шаги по их реализации.

Но мы все должны усвоить непреложную истину: либо Крым будет защищен собственной Конституцией в ближайшее время, либо может случиться так, что потом она просто не понадобится. И тогда может возникнуть опасность поиска виновных за сегодняшние действия.

Обращаясь к коммунистам и всем здравомыслящим людям Крыма, хочу сказать: можно опечатать помещения, можно запретить проведение собраний, но совесть опечатать никому не удавалось, запретить политические свободы для выполнения гражданского долга никому не удастся.

И я уверен, что коммунисты,, как честные граждане Крыма. Окажут существенное воздействие на скорейшее завершение процесса конституирования Крымской АССР, как это было на этапе ее воссоздания.

Надеюсь, что депутаты группы «Единство» Верховного Совета Крымской АССР будут принимать ответственные решения, без эмоций и реваншистских настроений, думая о завтрашнем дне Крыма. Пусть высшим судьей для каждого из нас станет его собственная совесть.

=============================================================

Меченый

Это в крови у нас. Всю жизнь, каждый день кого-нибудь преследовали

В ЧЕТВЕРГ, 29 августа, с Леонидом Ивановичем Грачем, жителем Симферополя, случился приступ. У него уже было недавно два инфаркта, и этот вечер мог стать последним. Приехала «скорая», но он отказался ехать в городскую больницу, в чем и расписался, чтобы не подводить врачей. Дотянул до утра, на счастье, освободилось место в одной из сельских больниц, и он уехал подальше от Симферополя.

— Если бы я лег в городскую, ко мне в палату ворвались бы... Что за тяжкий неискупимый грех совершил этот человек?.

Леонид Иванович Грач был первым секретарем Крымского республиканского комитета коммунистической партии..

КОНЕЧНО, не мне бы писать эти строки. От вступления в партию избавлялся четырежды. Ни одного имени Генерального, от Хрущева до последнего, недавнего, не поминал, ни единого самодержавного изречения не процитировал. Старался избегать и обязательных в командировках встреч с местными партийными лидерами. Правда, это не облегчало дело, наоборот — усугубляло. В конце шестидесятых приехал в Кисловодск, там председатель горисполкома замешан был в распродаже квартир, в итоге судили «стрелочника», дали, кажется, восемь лет, а председателя отправили на пенсию, вручили при этом цветы и поблагодарили за все, что он сделал для города. Я не успел еще приземлиться в Москве, еще был в пути, а секретарь Ставропольского крайкома партии уже позвонил в редакцию: журналист не соизволил зайти, материал прошу не публиковать..

В чем-то они все были одинаковы, лидеры на местах,— с широкими щеками, сытые, уверенные. Говорили блоками..

Однако в могучем клане встречались и люди прямо про тивоположные. В Киеве директор института «Гипрохиммаш» за невинное обращение в газету (за справкой) поселил в подвал четырех сотрудниц. Директор-самодур — недавний работник ЦК КП Украины сохранил все связи, секретарь райкома партии заискивал перед ним. Все поломал и заставил выдать женщинам новые ордера на квартиры заведующий промышленным отделом Киевского горкома партии В. Кочерга. «Будете писать об этом?» — спросил он, и сам же ответил: «Что ж, вы очень нам поможете». Он имел в виду гласность. Год шел, заметьте, 1979-й..

Несколько лет назад пути пересеклись с секретарем парткома огромного Крымского объединения «Интурист» Николаем Николаевичем Терещенко. Молодой, интеллигентнейший, классических немецких поэтов "читает в подлиннике..

Наверное, таких было не так уж много. Но и они, немногие, дают право думать: есть должности, нами проклятые и изъятые; и есть все же люди. Эти двое, кстати, свои партийные кресла давно оставили..

С крымскими партийными руководителями заставила сойтись нужда: советские работники, от инструкторов до первого зама председателя облисполкома, встречаться со мной отказались, убереглись — история-то удручающая. Под Симферополем, на месте массового расстрела в годы войны (12 тысяч жертв), устанавливали обелиск. Это была инсценировка памяти, потому что одновременно, по ночам, мародеры раскапывали могилы, искали золото, а единственная, чудом спасшаяся жертва — старая женщина доживала дни в ужасных условиях. После публикации, как принято говорить, были «приняты меры». В частности, старушкеке буквально в течение месяца предоставили новую квартиру. Занимался этим Грач, в ту пору заведовавший идеологическим отделом обкома партии. Он же отправился со мной в Керчь, где, по сведениям, обидели Героя Советского Союза..

После другой критической публикации были сняты с работы могущественный первый и второй секретари Ялтинского горкома партии..

Можно ли по однократным примерам судить о стиле работы? Частично — да. Как не вспомнить ту самую каплю воды, в которой отражается....

Когда в стране начались межнациональные распри, я был убежден, что одним из самых кровавых мест станет Крым. Тревога усилилась, когда Рафик Нишанович Нишанов, отвечающий за национальные дела, вернувшись из Средней Азии, объяснил депутатам и заодно всей стране местные распри: на базаре в цене на клубнику не сошлись. Народных депутатов такое объяснение вполне устроило. Это было начало, потом в цене на клубнику не сошлись в Армении, в Грузии, Азербайджане, Молдове....

Еще до всяких решений и согласований хлынуло в Крым татарское население — тысячами. Как удалось избежать крови, я и теперь не знаю. Всеми делами ведал Грач, сначала в качестве зав. отделом, а затем секретаря обкома партии. Образовали еженедельное приложение к областной газете на крымскотатарском языке, выделили время для радиотрансляции, воссоздали крымскотатарский музыкально-драматический театр. Но главные хлопоты — прописка, земли, постройки..

Тогда-то и заработал он первый приступ. В районном городке, года три назад, сидел в президиуме. Стало плохо. Вышел во двор, прилег на скамейку, снова вернулся в президиум. Даже не понял, что произошло, недомогание перенес на ногах..

Чуть позже Леонид Иванович возглавил работу по подготовке референдума «О государственном и правовом статусе Крыма». Это был первый в стране референдум, опытный — перед союзным. Крымчане раньше всех высказались за сохранение Союза, то есть за «воссоздание Крымской АССР, как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора». Шел январь нынешнего 1991-го..

Первые два года молодой секретарь обкома работал без передышек. После успешно проведенного референдума отправился в отпуск. Вдали от дома и случился крупноочаговый тяжелейший инфаркт. Как выяснилось — повторный..

Надо было бы выходить на инвалидность, но ему, юристу и историку (кандидат наук), поручили возглавить рабочую группу по подготовке проекта Конституции Крымской АССР..

Пленум республиканского комитета партии избрал его первым секретарем..

ОН НЕ ПОХОЖ на своих единоверцев. Квартира с низеньким потолком — 52 кв. м. на семерых. И внешне не похож. Молодой, модно одетый. Врагов не было, завистников — хватало. «Ему бы ленточки перерезать на торжествах». Раздражали именно молодость и лоск. И то еще, что должности не высиживал, стремительно, даже легко поднимался по ступеням..

Неужели в считанные часы все рухнуло, жизнь остановилась на полпути, и это — конец?.

В те августовские дни у каждой республики, у каждого города и каждого человека был свой Белый дом..

Над Крымом две столицы. Из Москвы, из секретариата ЦК КПСС, пришла секретная шифрограмма. «Получена 19 августа в 11 час. 41 мин., расшифрована 19 августа в 11 час. 55 мин. В связи с введением чрезвычайного положения примите меры по участию коммунистов в содействии Государственному комитету по чрезвычайному положению в СССР...» Из украинской столицы секретариат Компартии Украины предписывал более решительно: «...Важнейшей задачей партийных комитетов является содействие...».

Многие из тех, кто перед этим сдавал партийные билеты, громко хлопая дверью, теперь, 19 августа, спешили обратно в ту же дверь, просили партбилеты вернуть; те, кто месяцами не платил взносы, очень просили принять деньги..

Открыто встать поперек путча? Грач и теперь считает, что это было невозможно. Крым легко блокировать, Президент оказался бы в двойном кольце, отрезаны были бы и другие руководители страны, отдыхавшие на побережье. 20 августа, в первой половине дня, он сказал на Президиуме Верховного Совета республики: конституционность новой власти можно признать при двух условиях — если будут предъявлены доказательства болезни Президента и если сессия Верховного Совета СССР примет соответствующее решение..

...Через три дня, после провала путча, те же люди снова открывали те же массивные двери и снова, в очередной раз, бросали партийные билеты. Как все внезапно и скоротечно. В начале августа партийные и государственные деятели из Москвы и Киева приветствовали Президента под Севастополем. Здравицы, по сути, мало отличались от прежних, давних, правда, вместе с тостами за партию звучали и тосты за единый обновленный Союз. И Грач, младший в высокой компании, предложил тост — за спутницу и единомышленницу, усталый Президент оживился, обкатанные слова сменились человеческими, вспомнил студенчество, свадьбу. Через несколько дней он: Президент — без страны, главнокомандующий — без войска,генеральный секретарь — без партии. Еще через несколько дней Генеральный призвал Центральный Комитет самораспуститься, не созвав пленума, не объяснившись с единомышленниками, словно знал их заочно. Столь же быстро Л. Кравчук провозгласил независимость Украины. Деятельность компартии в республике была приостановлена, затем запрещена. Из тех, кто под Севастополем, перед Форосом, поднимал бокалы за партию и единый Союз, он, Грач, оказался не только самым молодым, но и как бы крайним. Если старшие наставники, сильные, опытные, крепко стоящие на ногах, развернулись в обратную сторону, то ему, по сути ими брошенному, с полугодовым стажем первого секретаря, сорокалетнему, больному, как говорится, сам Бог велел..

— ...Нет, я так не могу, — Грач полусидит на больничной койке. — Я людей не брошу. Сто тридцать тысяч коммунистов, это что, шутка? Оставить их ортодоксам, Нине Андреевой? Ее посланцев в Крыму достаточно. Запрет, конечно, противозаконен, орган власти не должен брать на себя судебные функции. Уходить надо достойно. И я буду уходить последним с этого корабля. В Верховный Совет Крыма мы на правили письмо с просьбой разрешить провести пленум, и усть будет как будет. Может быть, вместо этой будет другая политическая партия или новое движение с другими целями. А может быть, вполне вероятно, мы признаем себя банкротами и объявим о самороспуске..

И с партийной собственностью неладно. Надо, считает Грач, национализировать ее. Но прежде изучить потребности и нужды людей. Часть зданий — под школы, больницы, дома престарелых. Санатории — детям, ветеранам. Часть имущества, может быть, продать на аукционе и создать фонд помощи малоимущим. А что происходит? Верховный Совет Крыма требует все партийное имущество перевести на свой, баланс, да еще оформить эту передачу как добровольную. Но в Верховном Совете сидят в большинстве те же бывшие партийные функционеры, сюда перешедшие. Опять все в их руках. Что меняется по сути?.

А Грачу пересесть в смежное кресло нельзя, мешают эти самые полгода. — Я — меченый. Меня теперь даже преподавателем в наш университет не возьмут. В школу если только. Начну с нуля. Через биржу труда, видимо. Это не страшно, здоровье бы вернуть..

БЫВШИЕколлеги его, единомышленники рангом пониже, знают, конечно, адрес этой сельской больницы, но приезжать к нему опасаются: они на новую работу устраиваются, как бы себя не скомпрометировать. Бывший заведующий администратшшми органами обкома партии теперь — член Крымской коллегии адвокатов, преподает в унмверситете. Устроен. Этому человеку я дважды назначал встречу, но он обманул, не пришел. Он знал, что речь пойдет о бывшем первом секретаре. Другой коллега приехал к больнице, но из машины не вышел, чтобы не узнали его медсестры и врачи, хотел вызвать Грача, но тот лежал под капельницей..

Эти разочарования самые тяжелые..

— Неужели я заслужил, чтобы вот так, тайно... Да если бы я даже в тюрьме оказался, в камере, и то....

Меченый..

А рядовые его не бросили. Бывший заместитель командующего партизанским движением в Крыму 80-летний Георгий Леонидович Северский интересовался: «Действительно Грачу какая-то опасность угрожает? А то я своих орлов соберу». Навестил его редактор, теперь уже никому не подчиненной, независимой «Крымской правды» Владимир Бобашинский. Что особенно дорого, приехали люди из Керчи, где когда-то он начинал работать, звали к себе. Он был там председателем профкома более чем десятитысячного объединения «Керчьрыбпром». При нем начали строить кооперативные квартиры, детские сады, ясли, стадион. Его уже тогда звали все по имени-отчеству, а было ему 24 года..

СВОБОДУ недостаточно завоевать, ее надо заслужить. Теперь, когда рухнуло крепостное право партии и все рванулись в первые ряды, стремясь перекричать друг друга, хочется попросить: говорите тише, вас не слышно..

Крикливее других профессиональные трусы и завистники..

Профессиональные трусы отличаются от обычных жадной потребностью в безопасный рассчитанный момент оказаться на плаву, впереди. Что до зависти, ее хватало всегда с избытком, зависти не только к открытым достоинствам — уму, таланту, чести, но и к неизобличенным порокам — умелому обману, угодничеству, чужому процветанию во лжи..

Время раздрызганной свободы для всяких самоутверждений, как ночь для воровства. Самое неизбывное стремление — к господству. В мире, где истинное и мнимое давно и прочно перевернуто, мерилом ценностей всегда была Власть. Не ум, не талант, не совесть, не деньги даже — Власть..

Время повального сведения счетов, даже с самим собой прежним. Кто вчера более других пресмыкался перед Властью, тот сегодня кричит яростнее других, мстя бывшим самодержцам за собственные унижения, беря реванш у себя самого, самому себе возвращая собственные долги. Независимые же — и сегодня независимые..

Время мести. Сбрасываются с пьедесталов памятники. «Разборки», говоря языком уголовного мира, охватили всю страну..

Может быть, я перехвалил его, не сказал о каких-то ошибках, недостатках, пороках? Может быть. Но это не имеет ровным счетом никакого значения, потому что, если бы даже был он посредственным работником, если бы даже провинился в дни путча,— я повторяю: «Если бы», — то и тогда он не заслуживал бы казни на больничной койке..

Это в крови у нас. Всю жизнь, каждый день кого-нибудь преследовали — меньшевиков, эсеров, крестьян, интеллигенцию, церковь, науку, воинство, правых, левых. Вспомните, кого у вас не преследовали?.

Мы не можем без врагов. Как же так, живем — и вдруг некого гнать... В Крыму — то же буйство, весь спектр: русское ссшество, социал-демократы, партия возрождения Украины, демократическая партия Украины и прочие, прочие победители..

Неужто возможен был самосуд в городской больнице, переспрашиваю я Грача, который теперь, на втором месяце, стал двигаться..

— Убивать бы не стали. Но кто-нибудь обязательно бы ворвался в палату, плюнул в лицо — и я бы умер..

...Неужели от этих людей зависит спасение страны?.

Эдвин ПОЛЯНОВСКИЙ, 
спец. корр. «Известий». 11 октября 1991 год.
КРЫМСКАЯ ОБЛАСТЬ

Архив