Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Сергей Черняховский: От «Конституции на крови» к «Конституции на лукавстве»

Поделится:
11:07 16 Июля 2020 г. 100

Голоса за изменение Конституции РФ посчитаны и подсчитаны. 

Все признано состоявшимся. Председатель Центральной Избирательной Комиссии констатировала, что «данные голосования достоверны, легитимность итогов голосования бесспорна».
Представители власти объявили их «триумфальными».
Президент счел проявлением воли народа.
Поправки в Конституцию объявлены принятыми, опубликованы  и официально вступили в силу.
Кстати, результаты, скорее всего, действительно достоверны. Просто времена референдумов апреля 1993 года (о доверии президенту РФ – РЕД.), когда урны с бюллетенями просто заменялись целиком за секунды от закрытия участков до начала подсчета голосов, и декабря 1993 года (о Конституции РФ – РЕД.), когда данные в протоколы вписывались по звонку из Центра, или президентских выборов 1996 года, когда в урны бюллетени на подконтрольных территориях всыпались пачками, – прошли.
Как говорилось в культовом фильме начала 80-х годов: «Это всем известно и никому не интересно!». Нужного результата давно научились добиваться красивее, бесспорнее и юридически безукоризненно.
Зачем подсыпать бюллетени, если можно управлять настроениями… Практически никаких сомнений, что большинство пришедших на избирательные участки проголосовали за принятие изменений, не существует.
Есть, правда, некоторые сомнения в достоверности цифр явки: и в части ее растянутости по дням, и в части предельно неравномерного участия по регионам, и в части странных результатов надомного голосования, равно как и «дворового».
Те результаты, которых добились избирательные комиссии и «активисты власти», и которые официально объявлены достоверными: явка – 67,97%, жалоб на серьезные нарушения не поступало, согласно результатам обработки всех протоколов, «за» изменения выступили 77,92 % проголосовавших (почти 58 миллионов россиян), против – 21,27 % (около 16 миллионов человек), – означают в пересчете, что представленный текст изменений одобрен 52, 96% всех избирателей России.
Это, безусловно, не результат 1993 года, когда за предложенную Ельциным Конституцию даже по официальным данным проголосовали 32,02% всех избирателей: после расстрела парламента, при закрытых оппозиционных газетах, арестованных лидерах противников Ельцина и объявлении результатов голосования до завершения подсчета голосов.
Вопрос вообще в другом. Вопрос в том, а почему, собственно, массовый избиратель должен был или мог бы голосовать «против»? В тексте поправок было многое притягательное, почти ничего пугающего, пункт о приоритете национальных законов над международными, заставлявший кипеть бешенством Запад и коллаборационистские группы, как раз населением разделялся, «обнуление сроков» Путина, от которых они же исходили ненавистью еще больше, с одной стороны, с подачи комментаторов рассматривался как «возможность», решение по которой будет принимать он – избиратель, с той же степенью осознанности, как голосовал и за поправки в Конституцию, а с другой – вызывал скорее согласие просто в силу того, что тот же Запад и коллаборационисты выступали против. И СМИ эту реакцию поддерживало: «Смотрите, кто против: Ходорковский, Навальный, «Эхо Москвы» и наемники ельцинского призыва!».
Правда, и в 1991 году мало кто верил, голосуя за введение поста президента РСФСР и избрание на него Бориса Ельцина, что через полгода страны, в которой он родился и вырос, просто не станет. А большинство граждан страны станут нищими…
Приятной риторики, которую максимально акцентировали СМИ и обаятельные и молодые артисты и общественные деятели, было с избытком.
В Конституцию внесли более двухсот поправок. Объявлено, что они вступили в силу, но что теперь на их основании нужно принять еще почти сто законов. Правда, искренне голосовавшие «за», совсем не знали, что они голосуют за двести изменений и сто законов.
Они голосовали не за скучные формулировки: они голосовали за ОБРАЗЫ. Эти образы выводились из многих риторических деклараций, но выводились информационным валом поддержки: «За пенсионеров! За Суверенитет! За детей! За семью! За зарплату! За животных! За ветеранов! За историческую правду! За нерушимость границ! За защитников Отечества! За волонтеров!» – какой нормальный человек вообще мог бы голосовать против всего этого? Да один подобный призыв воспринимался бы, как признак помешательства.
Только не нужно воспроизводить манипулятивный довод о том, что не пришедших нужно считать не как не сказавших «за», а как просто не пришедших, которые делятся пропорционально разделению пришедших: то есть, из 47% нужно еще 77% считать согласными и только 21% – не согласными.
Кто хотел прийти и проголосовать «за» – за пять дней пришел. Кто не пришел – не хотел. Либо не хотел сказать «за», либо не хотел вообще участвовать в данном действии.
Одни не пришли, потому что им вообще все было все равно – хотя такие в большинстве своем тоже пришли и проголосовали. Другие – потому что они действительно против всего, за что предлагалось голосовать, и только за себя и свои деньги, а еще – и «мечту о Святом Западе». Третьи – потому что частью не хотели голосовать одной галочкой за все подряд и хотели разобраться, частью – потому что при согласии со статьями о национальной суверенности и последующими поправками – «тостами» – немногими странными статьями были встревожены, как и общей праздничной нечистоплотностью агитационной кампании.
Но вообще-то – а с чем именно здесь можно было при вскользь брошенном общем взгляде не соглашаться… Тем более, что и Путин, которому, как не неприятно это определенной части общества, большая часть обществ доверяет и которого поддерживает (хотя все больше и задается вопросом: почему все же с каждым годом уровень жизни падает, цены растут, а обещания не исполняются?), и Путин тоже призвал и попросил поддержать поправки.
И тем более открыто сказал, что по закону и Конституции, мог бы народ не спрашивать, но по совести и чести – не может позволить себе решать такие вещи, не посоветовавшись с народом.
И когда власть объявляет итоги голосования «триумфом» – триумф предполагает разгром врага. Если видеть в итогах голосования разгром Ходорковского и «эхомосковцев», то они давно никого в обществе особо не волнуют: их вообще, скорее, можно рассматривать как орудие властной пропаганды – если они «против», народ всегда скажет, что он – «за».
Нельзя говорить о триумфе над теми, кто вызывает лишь брезгливость. А тогда над кем? Над разумом народа, над его доверием и готовностью поддержать власть? Странный триумф.
Потому что, когда Президент говорит, что принятие поправок было актом воли народа, он не прав. Согласие – еще не воля. Народ согласился на предложенные поправки. И потому, что не увидел лукавства многих из них. И потому, что странно было не согласиться с обещаниями и декларациями всего хорошего. И потому, что ничто в них внешне не вызывало неприятия.
Согласие – это не акт воли. Согласие – это ответ: «Мы – не против». Воля – это ответ: «Мы – за! К нашему счастью дорогу грудью проложим себе». А такого голосования не было, – правда, такого никто и не требовал. Вот 5 марта 2012 года (выборы президента РФ – РЕД.) – было. А 1 июля 2020 – не было. То есть само согласие бывает пассивным – как согласие на действие другого, так и активным – как готовность действовать самому.
Голосовали пакетом – то есть, за все сразу.
Работникам настойчиво рекомендовали написать заявления на голосование по месту работы, где подконтрольной оказывается и явка, и тайна голосования.
Голосование шло пять дней – разумеется, из соображений безопасности, но это и усложняло контроль наблюдения, и создавало возможность «подтягивания» явки.
Официальные СМИ не представляли сколько-нибудь значимого эфирного времени для изложения аргументов «против» вносимых поправок, во всяком случае, не представляли равного времени для сторонников и противников поправок. Причем всякое оппонирование тем или иным поправкам представлялось как согласие с оппонентами страны и аргументами иностранного оппонирования.
Большинство поправок в принципе не обсуждалось: СМИ говорили примерно о пяти процентах наиболее популярных из них.
В бюллетенях голосования вообще фигурировала формула: «Вы за или против вносимых изменений». Их никто не скрывал, но дать для осмысления перечень из двухсот юридических формулировок – это значит выключить рациональное осознание человека и сбросить проблему на подкорку, в подсознание, реагирующее на яркость и общую привлекательность. То есть опять: «Голосуй сердцем!»
Пассивного согласия можно добиться и насилием, кровью, как это было в 1993 году, так и лестью, лукавством, как это было в 2020…

КМ,
14.07.2020

Архив