Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ

Поделится:
15:15 13 Июля 2020 г. 159

 

Весь мир замер в ожидании новой волны COVID-19, которая, как пугают людей СМИ, будет страшнее первой и соберет больший урожай человеческих жизней.

Как никогда, руководству регионов и местным министерствам, управлениям здравоохранения нужно максимально подготовиться и мобилизовать все возможные ресурсы: кадровые, материальные, финансовые и т.п. Надо. Спасти сограждан, позаботиться о самых уязвимых – стариках и детях – священный долг чиновников высшего звена, при вступлении в должность присягавших на Конституции Российской Федерации,  и людей в белых халатах – врачей, принесших клятву Гиппократа.

Что же происходит на самом деле сегодня в нашем благодатном Крыму? Ежедневное количество заболевших ежедневно превышает показатели при двухмесячной самоизоляции: открыли крымские пляжи и к теплому ласковому морю со всех концов необъятной России и из ближнего зарубежья потянулись и здоровые, и больные.

Аксиому, что больных надо лечить, причем всех, с различной диагностикой, никто не отменял.  На самом деле в поликлиниках до недавнего времени принимали только терапевты, которые наряду с температурой при входе в медучреждение измеряют давление и не более. Узкопрофильные специалисты отсутствуют: кабинеты невролога, окулиста и т.д. накрепко заперты. Госпитализация происходит со скрипом: при поступлении дополнительно требуют то одно, то другое. Апогеем стал указ крымского Минздрава: не производить прием больных в стационары без результата анализа на коронавирус. Где его сдать – хороший вопрос. В поликлиниках практически нереально, отправляют стариков и недужных в частные лаборатории, где стоимость данной манипуляции возросла с 1500 до 3000 рублей. Приятный «сюрприз» для  пенсионеров с их более чем скромными пенсиями! Программа 65+ в действии!

А теперь немного о себе. Довелось моему самому близкому человеку на склоне лет заболеть неизлечимой болезнью. Не смертельно, но лечить и поддерживать организм жизненно необходимо! С апреля т.г., когда было назначено стационарное лечение, я прошла все круги ада, борясь за его здоровье и жизнь. Наконец-то на прошедшей неделе наступило время Ч.   Понадеялась, что все муки позади. Размечталась, наивная! Медицинское учреждение пришлось брать штурмом, недаром в песне звучит: «Последний бой, он трудный самый…». С 8.15 до 12.30 у черного входа в стационар пришлось стоять на ногах: стульев для поступающих больных пожилого возраста, как и укрытия от палящего солнца и дождя,  не предусмотрено. Приемный покой, где все предусмотрено, закрыт в связи с эпидемией. В очереди на госпитализацию мы были третьи: впереди стоящим повезло больше, в районе 9.00 они последовали на больничные койки. А мы? После 9.00 непрерывным потоком последовали кареты «Скорой помощи»: местечковый Минздрав выдал очередное «мудрое» решение – превратить стационар республиканского толка в больницу «Скорой помощи», куда велено свозить инсультников со всего города, т.к. городская больница № 7 принимает экстренных больных только до 50 лет. Дискриминация по возрасту?! Очень похоже.

За все время мучительного ожидания только одна «Скорая» привезла пожилую женщину в бессознательном состоянии с тяжелейшим инсультом в сопровождении безутешного сына.  Мужчине требовалась медицинская помощь – прихватило сердце – однако, никто из медиков к нему так и не вышел…  Из остальных «неотложек» выскакивали вполне бодрые «юные пенсионеры», на своих ногах следовавшие вне очереди в приемный покой. Конец терпению положил сухопарый верткий дедок, который, выпрыгнув из желтого спецсредства с надписью «реанимационная», резвым козликом поскакал к заветным дверям. А в это время кто-то мог и не дождаться «реанимации»… «Скорая помощь» с функциями такси. Неожиданно. Печально, но факт.

  За нами в очереди стояла, точнее, полулежала на бордюре немолодая женщина из Феодосии, которую дочь и невестка привезли на лечение, ожидаемое с … марта 2020 года. И дождались. Звонки на «горячую линию» Совмина Республики Крым, тщетно надеявшимся на конкретную помощь бедолагам-больным, оказались безрезультатными: линия главы С.Аксенова давно охладела. Отморозившись,  она превратилась в справочное бюро: сообщала телефоны Министерства здравоохранения Крыма. И всё. 

Мой больной с палочкой, переступив с ноги на ногу, упал у закрытой железной двери. Я помню только свой крик и то, как выскочили две дюжие санитарки, за ними докторица. Моего страдальца подняли. В так называемом приемном покое мы оказались вместе…

У меня нет слов, ненормативная лексика наказуема. Ведь то, что происходит – откровенный геноцид. Поэтому я хочу обратиться к главе во главе Крыма (простите за тавтологию): за что вы так ненавидите крымчан? Не желаете  видеть и  слышать людей, услышьте великого русского поэта Михаила Юрьевича Лермонтова:

«И что за диво?… издалека,
Подобный сотням беглецов,
На ловлю счастья и чинов
Заброшен к нам по воле рока;
Смеясь, он дерзко презирал
Земли чужой язык и нравы»;
                …

Не в бровь, а в глаз, как говорится в русской народной поговорке.

А медицинским чиновникам, которых за прошедшие 6 лет со дня возвращения в состав России во главе  не знаю, с каким по счету министром, сменилось немерянно, и не к ночи упомянутым главой, адресую следующее:

« А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда – всё молчи!..»

                            …

Будьте здоровы, господа!                         

P.S. Медицина, в её сущности, должна спасать, а не безвременно отправлять людей в рай или ад.  А  это – кому как повезет, или «каждому воздастся по делам его».

 

 

Ирина Суркова,  

благодаря вышесказанному, прошедшая при жизни все круги ада.

г. Симферополь

 

Архив