Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Исторические государственные преступления

Поделится:
11:10 18 Января 2020 г. 203

Вину не смывает ничто. Признание вины и покаяние — от этого мёртвые не воскресают, но мир от этого становится лучше.

 

Сегодня резко обостряются международные отношения. Государства обвиняют друг друга в преступлениях вековой давности. Кто-то признаёт, а кто-то нет.

Признание вины и покаяние всегда невыгодно. В самом прямом смысле. От этого могут быть финансовые потери. Вот признал Иран вину за сбитый самолёт — теперь будет платить семьям 176 жертв.

А если жертв миллионы — тогда признавать или нет?

Холокост остаётся, может быть, самым больным моментом в истории ХХ века. 6 миллионов жертв. Подавляющее большинство этих жертв — в лагерях смерти на территории Польши. Лагеря смерти были немецкие, а территория была Польши. Оккупированной Польши. Местное население… Кто-то радостно участвовал, а кто-то, рискуя жизнью, спасал. А большинство, увы, равнодушно наблюдало. Точно так же, как большинство равнодушно наблюдало эти «акции» на Украине, в Белоруссии, в Прибалтике…

Простить историческое преступление получается не у всех и не всегда. Но, безусловно: кающегося простить гораздо легче, чем того, кто упрямо отрицает вину.

* * *

1 августа 1944-го началось знаменитое Варшавское восстание против фашистских оккупантов. Оно было окончательно разгромлено 2 октября. Два месяца немцы бомбили и жгли Варшаву, Советская Армия на помощь не пришла.

...В ХХ веке русский еврей Александр Аронов в конце 1970-х написал стихи о середине 1940-х, а вы прочтёте их сейчас, в ХХI веке.

ГЕТТО. 1943 ГОД

Когда горело гетто, когда горело гетто,
Варшава изумлялась четыре дня подряд.
И было столько треска, и было столько света,
И люди говорили: «Клопы горят»...

...А через четверть века два мудрых человека
Сидели за бутылкой хорошего вина,
И говорил мне Януш, мыслитель и коллега:
— У русских перед Польшей есть своя вина!

Зачем вы в 45-м стояли перед Вислой?
Варшава погибает! Кто даст ей жить?!
А я ему: «Сначала силёнок было мало,
И выходило, с помощью нельзя спешить».

— Варшавское восстанье подавлено и смято!
Варшавское восстанье потоплено в крови!
Пусть лучше я погибну, чем дам погибнуть брату! — 
С отличной дрожью в голосе сказал мой визави.

А я ему на это: «Когда горело гетто...
Когда горело гетто четыре дня подряд,
И было столько пепла, и было столько света...
И все вы говорили: «Клопы горят».

Аронов, добродушно улыбаясь, прочитал этот жёсткий беспощадный финал. И сказал: «Эх, ё-моё, я, конечно, знаю, что Варшавское восстание было в 1944-м. Но никак 44-й в строчку не лез».

 

 

 

Александр Минкин,

МК,

17.01.2020

Архив