Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

У компрадоров нет будущего. Поэтому они жадно пожирают настоящее

Поделится:
13:43 14 Декабря 2017 г. 82

Социально-экономическая модель, навязанная России по результатам кровавого октября 1993 года, оказалась крайне неэффективной.
В стремительно развивающемся мире она консервирует отсталую сырьевую модель и в среднесрочной перспективе угрожает самому существованию России как единого целого. Но в этой модели заинтересована социальная группы «компрадоры», которая паразитирует на ее финансовых и ресурсных потоках.
Понимание абсурдности ситуации, сложившейся в стране, становится уже общим достоянием. Поэтому активизировались новые общественные силы, призывающие к демонтажу/слому данной модели. К сожалению, их проблемой является отсутствие целостного мировоззрения. В результате политобслуге компрадоров удалось удачно перенаправить из протеста в безопасное русло борьбы с коррупцией (проявление болезни) – вместо ликвидации базы экономического и политического господства компрадоров.
Не менее опасным является внушённое народу представление об уникальности сложившейся в России социально-экономической модели. Десятки государств планеты в своём развитии успешно преодолели этот ныне уже архаичный тип организации периферийного капитализма. И существуют готовые способы демонтажа компрадорской модели капитализма, тем более что наша страна шла в авангарде борьбы за социальный прогресс, накопила огромный практический опыт на этом направлении. 
СССР весьма эффективно поддерживал национально-освободительные движения народов против колониализма и неоколониализма. Паразитирование компрадоров, контролирующих финансовые и ресурсные потоки страны, ущемляет интересы практически всех классов и социальных групп общества:
– Трудящиеся страдают от двойной эксплуатации – «своими» компрадорами и их хозяевами, стремящимися переложить часть издержек на эту страну.
– Местная национальная буржуазия – от попыток компрадоров ограничить её развитие, выбить из политических соперников в борьбе за контроль над государственным аппаратом.
– Само государство – от утраты значительной части экономического суверенитета и архаизации экономики, деформируемой для обслуживания интересов метрополии.
В силу этого компрадорская модель крайне неустойчива по своей природе – слишком серьёзным тормозом социального и экономического прогресса она является.
Коммунисты стремились к созданию самого широкого фронта для противостояния компрадорам – в зависимости от конкретных условий той или иной страны. Хотя нам более известны Вьетнам в Азии, Куба в Латинской Америке или Ангола и Мозамбик в Африке, где вооружённая борьба не была самым распространённым явлением. Как правило она происходила не в странах с компрадорскими режимами, а в колониях, борющихся за национальное освобождение.
А вот, скажем, в Индии с 1947 по конец 60-х годов борьба против компрадорской системы управления, навязанной англичанами, велась вполне легальными, хотя и жёсткими методами. В Египте, Сирии, Шри-Ланке, Сейшельских островах, Португалии и Испании 70-х годов, многих странах Латинской Америки коммунисты успешно боролись с компрадорами вполне парламентскими методами. Даже в тех странах, где по объективным причинам не удавалось создать широкий фронт с участием левых, слом компрадорской модели происходил всё равно. Но проводили его зачастую весьма экзотические силы: ярчайший пример – исламская революция в Иране.
Направления реформ, проводимых в рамках демонтажа компрадорских режимов, широко известны.
Это ликвидация экономической базы господства компрадоров: национализация крупного землевладения и перераспределение земли в пользу тех, кто её обрабатывает. Национализация сырьевых отраслей экономики. Ограничение вывоза капитала, введение прогрессивной шкалы налогообложения, меры стимулирования развития национального производства и т.д.
Какие практические выводы можно сделать из этого исторического опыта? Прежде всего необходимо формирование широкого фронта против компрадорского режима. Для этого важно выдвижение программы реформирования экономической и политической модели, которая будет поддержана большинством социальных групп России: от национальной буржуазии до духовенства традиционных религий.
Условие успешной деятельности – осознание широкими массами причин социального и экономического регресса страны. Понимание простого факта, что их проблемы – следствие паразитирования на финансовых и ресурсных потоках государства крайне узкой группы, осуществляющей свою экономическую деятельность в интересах метрополии (стран ядра капиталистической системы).
Ещё в 1844 г. К. Маркс утверждал: «Идея становится материальной силой, когда она овладевает массами». Осознание обществом порочности существующей модели неизбежно ведёт к её демонтажу.
Банда компрадоров прекрасно осознаёт шаткость своего положения, поэтому политика «разделяй и властвуй» – их естественная защитная реакция на происходящее. Стравить «левых» с национальной буржуазией (пропаганда Сёмина, отрицающего любые союзы с буржуа); патриотов-державников с демократами; противопоставлять «наследников», давно канувших в лету «белых» с «красными»; атеистов с православными. На это заточена вся машина пропаганды (периодически активизируемая тема выноса Ленина, установка доски Маннергейму и пр., и пр.).
Однако их главная задача – «придушить» коммунистов как естественный центр консолидации всех антикомпрадорских сил. Именно этим вызвано стремление превратить КПРФ из боевой организации, к тому же обладающей доступом к парламентской трибуне, в исторический клуб сохранения памяти об СССР.
Для компрадоров это единственный способ подольше задержаться у власти, сохранить возможность «ну хоть денёк ещё» пограбить временно захваченную ими страну.

Сергей Юрков,
publizist

Архив