Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Ко дню освобождения Севастополя: Ради мира и счастья на земле

Поделится:
18:52 06 Мая 2015 г. 2024

Все ближе наш главный праздник – 70­-летие Великой Победы, и буря чувств охватывает душу, когда вспоминаешь, что в звание Города­-Героя Севастополя внесли свой неоценимый вклад люди, с которыми знакома лично. Одна из них – Шевкие Абибуллаева, пришедшая поначалу просто на помощь красноармейцам на главной линии обороны Севастополя в ее родном селе Камышлы (до войны там проживало около 250 семей, сейчас – всего 23, в основном, из­-за отсутствия нормальной дороги и соответствующей инфраструктуры).

Вначале камышлинская Шура, как ее называли по-­русски, вместе с подругами­комсомолками выносила раненых из боя у широко известного ныне дзота №11 (деревянно-­земляная точка на высоте 192,0), затем ушла вместе с регулярными войсками, предварительно разведав дорогу на Инкерман. В последней точке обороны, на 35-­й батарее, попала в плен. Немцы гнали пленных пешком. Около нынешней горбольницы №1 женщин отделили от мужчин, и девушки­-бойцы не стали ждать своей дальнейшей тяжелой участи – сбежали. Пробирались в леса, кто куда. Верили, что где­то есть партизаны – благо удалось переодеться в гражданскую одежду. Попали в один из отрядов; Шевкие ходила, одетая как нищенка, и просила хлеба, а сама запоминала, где какие военные формирования фашистов, в определенных местах оставляла свои донесения, приходили разведчики, забирали, а потом передавали по радио в штаб Черноморского флота, находившегося на Кавказе. 2,5 года постоянного риска.

15 апреля 1944 года наши войска освободили Албат (ныне Куйбышев), штабы 4­го Украинского фронта и партизан объединились, командиры отбирали в среде партизан тех, кто знал не только Севастополь, но и районы 30-­й и 35­-й береговых батарей (таких из 900 с лишним партизан оказалось всего 11 человек). 26 апреля освободили Камышлы и неожиданно для немцев вышли к Сапун­горе, которую взяли атакой – прямо из окопов, но бой был адский, т.к. ряды советских воинов сверху, с горы, легко простреливались. Генерал Батов пошел на Балаклаву, а остальные – через Малахов курган, центр, ­ к 35-­й батарее. Там стояли эсэсовские части с алюминиевыми щитами, простые немецкие солдаты сдавались в плен, а офицеры до последнего патрона защищали 2 машины с деньгами (были и купюры, и монеты – «серебро»).

В Балаклаве Шевкие назначили инструктором райкома комсомола – восстанавливать Советскую власть. Она вывозила детей и раненых, но в пути заболела сыпным тифом (лечили сулемой), а от высокой температуры сгорела кожа на руках и ногах – снимали, как носки и перчатки…

Молодость взяла свое, Абибуллаева выздоровела, работала в Самарканде, по линии Всесоюзного общества «Знание» бывала в командировках вплоть до Эстонии. В Крым и конкретно в Севастополь вернулась только в 1966 году. В настоящее время ее многонациональная семья вместе с зятьями, невестками, внуками, правнуками и праправнуками ­ 32 человека. И как у нее только на всех души хватает! Несмотря на возраст (ей 92-­й год), ранение и все тяготы войны, она остается общительной, охотно откликается на приглашения, выступает с воспоминаниями и по-­восточному очень гостеприимна, впрочем, как ее все родные и близкие. Именно благодаря ее настойчивости и труду Шевкие вместе с родными  в Камышлах создали народный музей 25-­й Чапаевской дивизии, открывшийся минувшей осенью. Налицо не только родственная, но и идейная связь поколений: в прошлом году, в день 70-­летия освобождения Севастополя, к трибуне, где она была в числе почетных гостей, подошел ее внук Артур и сообщил, что в составе казачьего батальона отправляется на Донбасс. Сейчас парень в отпуске, за неполный год боевых действий получил 4 награды – это гораздо меньше, чем у бабушки, но ведь это  прямо ассоциируется  с 1941 годом, когда войска в Москве с Красной площади шли на фронт с той же целью – защитить народ от фашизма. Ветеран  крайне возмущена гражданской войной на Юго­-Востоке Украины, говорит, что ее поколение воевало ради мира, жизни и счастья всех людей, независимо от национальности.

И нет слов, чтобы выразить светлое и теплое чувство, возникающее при общении с этой сильной женщиной, являющейся героем газетных публикаций, о ней есть главы в книгах Т.К. Коломиец «На бастионах – чапаевцы», М. Шестакова «Совершенно секретно» с подзаголовком «Документальная драма».

Портрет Ш. Абибуллаевой помещен на городской Доске почета в Севастополе.

В. Владыченко

 

 

Архив