Леонид Грач
Коммунисты России ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ

Книга Леонида Грача: Оптимистическая трагедия, или политические итоги парламентских выборов

Поделится:
12:41 24 Января 2013 г. 686

Книга Леонида Грача: Оптимистическая трагедия, или политические итоги парламентских выборов

Создано 24.01.2013 12:41

Просмотров: 4837

Image

Грач Леонид Иванович

Родился 1 января 1948 года в селе Бродецком Комсомольского района Винницкой области. Украинец. Имеет высшее юридическое и политическое образование. В 1975 году окончил юридический факультет Кубанского государственного университета, а в 1985 году - Высшую партийную школу при ЦК Компартии Украины, юрист, политолог. Доктор исторических наук, профессор, заслуженный юрист Украины. Почетный гражданин города-героя Керчи. Воинское звание - полковник.

С 1967 года его жизнь связана с Крымом. Военную службу проходил в Севастополе. В 24 года возглавил крупнейший в Крыму профсоюзный комитет объединения «Керчь-рыбпром». В 1980 году Керченской городской партийной организацией рекомендован на работу в крымский областной комитет Компартии Украины. В 33 года был утвержден заведующим отделом пропаганды и агитации, а в 43 - избран первым секретарем Крымского обкома Компартии.

С августа 1991 года, после запрета Компартии, - безработный. С декабря 1991 года вместе с коллегами проводит работу (практически в условиях подполья в обстановке разнузданного антисоветизма и антикоммунизма) по возрождению Компартии.

С мая 1992 года - председатель Союза коммунистов Крыма, с сентября 1993 года - первый секретарь вновь созданного Крымского рескома, член Президиума ЦК Компартии Украины.

С 1974 года неоднократно избирается депутатом Керченского городского Совета. С 1984 по 2006 годы непрерывно избирается депутатом Крымского областного Совета, а затем Верховного Совета АРК. С 1998 года по настоящее время на всех выборах законодательных и представительных органов власти завоевывает одновременно два мандата - в Верховный Совет Украины и в Верховный Совет Крыма. С 1998 по 2002 годы - Председатель Верховного Совета Крыма. С мая 2002 года по настоящее время - народный депутат Украины.

Возглавив крымский парламент, решил сложную и острую геополитическую проблему по урегулированию взаимоотношений крымской автономии с государством Украина правовым путем. В сжатые сроки под руководством Л. И. Грача была разработана и принята Конституция Автономной Республики Крым. В числе главнейших направлений в его деятельности была проведена широкомасштабная борьба с коррупцией криминалитетом, а также направлены усилия на возрождение и укрепление социально-экономической сферы автономии.

Награжден юбилейной медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина», медалями Советского Союза, Почетной грамотой Президиума Верховного Совета УССР, Почетной грамотой Президиума Национальной Академии наук Украины. За выдающиеся личные заслуги перед Украиной в области государственного строительства, весомый вклад в социально-экономическое развитие Автономной Республики Крыма награжден Орденом Ярослава Мудрого 5 степени. Всемирная Ассоциация юристов наградила Орденом юстиции 1-ой степени за значительный вклад в укрепление мира через верховенство права, за разрешение острой геополитической проблемы по урегулированию взаимоотношений крымской автономии с государством Украина правовым путем. По решению Президиума Верховного Совета Крыма за весомый личный вклад в подготовку и проведение общекрымского референдума 20 января 1991 года, воссоздание, становление и развитие Автономной Республики Крым награжден Знаком отличия Автономной Республики Крым «За верность долгу», он также награжден орденом Украинской Православной Церкви Святого Равноапостольного Князя Владимира и многими международными премиями и наградами.

Автор свыше 400 публикаций, монографий, книг, брошюр. Женат. Имеет детей и внуков.

Украина не способна выступать в мировой политике в качестве самостоятельного игрока Парламентские выборы стали ещё одним свидетельством того, что в Украине сформировано капиталистическое общество с соответствующей буржуазной политической, культурной и мировоззренческой надстройкой. Достаточно ясным сигналом этого стали итоги голосования на президентских выборах 2004 года. К сожалению, мы поспешили объяснить их в наиболее благоприятном для нас ключе, выдвинув тезис о поляризации общества, вызванной ожесточенным противостоянием олигархических кланов. Состоявшиеся выборы показали, что мы столкнулись не с ситуативной поляризацией, а с новым качественным состоянием общественного сознания, вызванным окончанием процесса формирования капиталистического строя. Находясь в иных социально-политических условиях, мы продолжали действовать так, словно процесс формирования новой буржуазной общественной системы ещё не закончен, и общество может чуть ли не самостоятельно вернуться на социалистической путь развития, стоит лишь дать ему необходимый толчок. Эта ошибка имеет катастрофические последствия для подавляющего большинства обездоленного народа.

Поэтому, прежде всего, следует выяснить, в чём состоят важнейшие отличия социально-политической ситуации в капиталистическом обществе от обстановки переходного периода, когда строительство капиталистической системы ещё не было закончено. Представляется, что главное отличие заключается в том, что в капиталистическом обществе основная борьба в политическом пространстве идёт между партиями, представляющими различные интересы буржуазного правящего класса. Важным политическим игроком становится в такой ситуации сила, выражающая настроения мелкой и средней буржуазии. Эта сила колеблется между группировками правящего класса, опасаясь утратить самостоятельность, не решаясь выступить против олигархического строя, продолжая вопреки очевидности верить в возможность его совершенствования посредством образования «честной власти». Именно такой была расстановка сил в дореволюционной России, где главным политическим противником власти были кадеты, а партией, пользующейся наибольшей массовой поддержкой, были эсеры. Подобная расстановка сил наблюдается сейчас в капиталистических странах, в том числе в России, где основная политическая борьба примерно с 1999 года идёт между группировками правящего класса, продолжающими соперничать в борьбе за власть и собственность, несмотря на формальное объединение в рамках одной партии - «Единой России». Как известно, электоральные результаты «Единой России» были значительно лучше, чем у коммунистов, пока КПРФ не выдвинула требования, отвечающие интересам среднего класса. Теперь, как пока¬зывают итоги региональных выборов, разрыв между КПРФ и «Единой Россией» постепенно сокращается. Мы же привели избирательную кампанию так, как будто оставались главным политическим противником действующей власти. Это не соответствовало действительному положению дел, а потому лишь усиливало позиции наших конкурентов.

С марксистских позиций данная ситуация выглядит совершенно логичной. Пока формирование капиталистической системы не было завершено, политическое поведение общества, в особенности его наиболее обездоленных слоев, во многом определяла надежда на возвращение к строю, основанному на принципах социальной справедливости. Именно против восстановления социальной справедливости и народовластия, к которому призывали коммунисты, и боролась властная группировка, выступающая в интереса) всей крупной буржуазии в целом. К несчастью для народа в этой борьбе мы, коммунисты, временно проиграли, капиталистический строй в нашей стране установился во все! полноте. Одноцветная в социальном смысле олигархия и объединившаяся с ней высшая бюрократия уничтожили своих конкурентов в борьбе за контроль над экономическим пространством страны. Практически перестал существовать такой влиятельный ранее социальный слой, как "красные директора», - они либо переквалифицировались в управленцев, работающих на олигархические структуры, либо оказались выброшены из политического процесса. Лишилась своего прежнего влияния средняя буржуазия, которая вынужденно уступает наиболее выгодные экономические ниши олигархическим структурам, стремительно утрачивает контроль над ведущими региональными СМИ. Сохранившиеся криминальные группировки превратились в союзников олигархии, контролирующих в её интересах "теневую" экономику. Правящий класс сформировал эффективную пропагандистскую машину, включающую все важнейшие общенациональные СМИ, крупнейшие издательства, кинопроизводство, шоу-бизнес и т.д. Соответственно, сейчас важнейшим вопросом для правящего класса является, какая из нескольких олигархических группировок будет контролировать экономику, распоряжаться в соответствии со своими потребностями государственным бюджетом и использовать для поддержания своего господства ту часть пропагандистской машины, которая контролируется государством. Поэтому теперь киевская властная группировка борется против своих конкурентов, стремящихся вырвать у неё контроль над экономическим и политическим пространством страны. И властная группировка, и её конкуренты представляют разные группы буржуазного правящего класса, которые могут быть связаны с разными отраслями экономики, придерживаться различных взглядов по геополитическим и культурным вопросам, но одинаково заинтересованы в сохранении олигархического строя, В его прочности правящий класс не сомневается, это делает его уверенным в своих силах, позволяет ему переводить свои разногласия в политическую плоскость. Одновременно внутри установившейся олигархической системы вырастают объективные противоречия, раскалывающие правящий класс, способные помешать ему объединиться даже перед угрозой собственного уничтожения. В этой ситуации становится очевидно, что именно торжество олигархического строя, триумф правящего класса разрушает его внутреннее единство, предоставляя новый исторический шанс коммунистам и их союзникам. Этот шанс в дальнейшем мы обязаны использовать.

Правящий класс, который противостоит нам, существенно отличается от верхушки капиталистических стран как развитых, так и тех развивающихся, где капиталистический строй прочно установился и давно существует. Правящий класс Украины сформировался на заключительном этапе кризиса всемирной капиталистической системы, он возник под влиянием внешних сил в результате грабежа государственной собственности и циничного ограбления общества. Поэтому он алчный, безответственный, неспособный к самостоятельным действиям и стратегическому мышлению. С одной стороны, это увеличивает наши шансы на политическую победу в ближайшей перспективе. С другой, влияние пропаганды и идеологии правящего класса на общественное сознание оказывается особенно разрушительным. У нас не будет никаких политических перспектив, пока мы не научимся бороться за общественное сознание, не создадим инструменты, позволяющие нам влиять на его формирование. Это единственный путь к успеху. В противном случае Компартия обречена на положение небольшой оппозиционной силы, практически не влияющей на ход политического процесса, получающей голоса наиболее граждански сознательной части общества, недовольной существующим строем. По мере интеллектуальной и культурной деградации общества число их будет постоянно уменьшаться. Надо признать честно, в силу различных обстоятельств мы вновь оказались в том же положении, в котором находилось левое движение в начале XX века. У нас, правда, есть огромные преимущества - мы можем действовать легально, нами восстановлена доставшаяся в наследство от советской эпохи организационная структура партии. Но перед нами вновь стоит та же задача, что стояла перед большевиками в начале XX века: борьба за сознание тру дящихся. Только по мере того, как в нём будут утверждаться представления о невозможности улучшения олигархи ческого строя и необходимости его смены, партия будет увеличивать своё электоральное и политическое влияние. При этом важно быть полностью честными и откровенны ми с трудящимися. Пока это у нас не всегда получается. Например, очевидно, что сейчас нет необходимости ста вить задачу о подготовке вооружённой борьбы, партия может действовать открыто, на законных основаниях, у нас есть реальная возможность добиться изменения общественного строя, обеспечив приход коммунистов и их союзников в органы власти после выборов. Более того, ни партия, ни общество не готовы к вооружённой борьбе сей час, и вряд ли положение дел изменится в обозримой перспективе. Тогда спрашивается, зачем было нам выбирать в качестве одного из главных образов избирательной кампании Че Гевару? Кого мы хотели привлечь на свою сторону? Боливийских партизан? Они уже победили: в Боливии, как известно, избран президент-коммунист, там началось строительство социалистического общества.

Кроме того, для того чтобы точнее определить стоящие перед партией задачи, следует попытаться проанализировать, как будет дальше развиваться ситуация в Украине, какие силы будут бороться за власть и как партия сможет решить свою важнейшую задачу нынешнего этапа - установления контроля над формированием общественного сознания.

С содержательной точки зрения прошедшая избирательная кампания строилась в основном вокруг геополитических и языковых проблем. Обращение крупнейших политических партии к социальной тематике носило ритуальный характер, и практически не затрагивало наиболее острых вопросыв общественной жизни. Безусловно, в интересах Компартии было добиться максимальной идеологизации политического процесса, увести избирательную борьбу от абстрактных лозунгов к конкретным предложениям, касающимся социально-экономического и внешнеполитического курса страны. В ходе кампании нам добиться этого так и не удалось.

Общественное внимание к проблеме геополитического выбора Украины во многом обусловлено объективными факторами. Украинское общество сейчас пытается определить дальнейший вектор внешнеполитического развития, поскольку данный выбор напрямую связан с ценностными ориентирами и мировоззренческими принципами. Вопрос о том, кто является для Украины наиболее приоритетным партнёром: страны евро-атлантической цивилизации или Россия - далеко выходит за рамки внешней политики. Речь идёт о сохранении преемственности с советским прошлым Украины. Конфликты в украинском обществе сейчас возникают вокруг культурного и мировоззренческого наследия советского периода (социально-политический строй, созданный в советскую эпоху в Украине, как и в России, полностью уничтожен). Дело идёт либо о полном отказе от какой-либо преемственности с советским прошлым (к этому призывают крайние националисты и национал-либералы), либо о сохранении культурных связей и традиций, прежде всего, тесного союза с Россией, его требует подавляющее большинство украинских граждан, проживающих на Юго-востоке страны. Правда, с политическим представительством настроений юго-восточных областей ситуация оказывается несколько сложнее, чем с реализацией взглядов прозападно настроенной части общества. Конечно же, политические партии, боровшиеся за электоральную поддержку на Юго-востоке, в своей предвыборной риторике выдвигали лозунги стратегического партнёрства с Россией, защиты русской культуры и русского языка, заявляли о своей готовности противостоять вступлению Украины в НАТО. Это иногда вынуждены были делать даже местные организации БЮТ и Соцпартии, общенациональное руководство которых занимает принципиально иные позиции. В конечном итоге эта идеологическая ниша оказалась монополизирована Партией регионов. Таким образом, в украинском политическом пространстве с пророссийскими настроениями может произойти примерно то же самое, что случилось с российскими настроениями социального протеста. В середине 90-х на протестную тематику старались освоить различные политические силы, но монопольное право на выражение протестных настроений получила КПРФ. Она сумела не пустить на это поле другие партии, но, поскольку сама она часто разменивала свой статус протестной силы на практические договорённости, в конечном итоге уменьшился интерес общества к протестной тематике. В результате, как только власть доказала свою готовность добиваться постепенного улучшения общественной ситуации, бывшие избиратели КПРФ, ещё сохранившие интерес к выборам, стали поддерживать провластные силы.

Существуют обоснованные сомнения относительна готовности Партии регионов реализовывать свои предвыборные лозунги как в региональных советах, так и в украинском парламенте в ущерб прагматическим интересам представителей крупного бизнеса, поддерживающих партию или сотрудничающих с ней. Практические личностные интересы могут взять верх над соображениями идеологии I политической стратегии. В этом случае Партия регионов утратит большую часть своих нынешних сторонников, причём произойдёт это ещё до начала нового избирательного цикла. В этой ситуации развитие социальных настроений будет определяться двумя факторами. Во-первых, способностью украинской власти учитывать социально-политические реалии, в том числе состояние общественного сознания на Юго-востоке Украины и позицию российского руководства. Во-вторых, планами администрации США, для которой утверждение американского политического доминирования в Восточной Европе является одним из важнейших приоритетов международной политики. Очевидно, что сейчас смертельно опасно "по-живому» разрывать с представлениями и традициями советской эпохи. На ускоренное проведение подобной политики рассчитывают националисты и национал-либералы, вновь оказавшиеся во власти после победы Виктора Ющенко. Однако властная группировка в целом, столкнувшись с угрозой массового неприятия подобного курса, пытается сделать этот разрыв не столь болезненным. Без него интеграция Украины в евро-атлантическое пространство принципиально невозможна. Но, отказавшись от преемственности с советским прошлым, Украина лишится национальной идентичности, столкнётся с угрозой межрегионального конфликта и роста сепаратистских настроений как на Востоке, так и на Западе страны.

ЕС надолго закрылся для приёма новых членов, и украинское руководство, хотя и не может смириться с этим в своей официальной пропаганде, вынуждено это учитывать. Украина не может войти в евро-атлантическое пространство в качестве партнёра ЕС: реальные перспективы членства для Украины отсутствуют, и руководство ЕС не будет брать на себя дополнительные (и невыполнимые) обязательства. Для Украины остаётся открытым один путь интеграции - младшего партнёра Польши в деле обеспечения американского доминирования в Восточной Европе. Если руководство Украины попытается двигаться по этому пути слишком быстро, то неизбежна активная общественная реакция на этот процесс на Юго-востоке. Партия регионов может к следующему электоральному циклу утратить ведущие позиции на Юго-востоке. В этом случае её нишу захватят радикальные силы, которые массовой поддержкой пользоваться не будут, но будут достаточно сильны для того, чтобы в сотрудничестве с частью региональной элиты, противостоящей центральной власти, дестабилизировать ситуацию в ряде регионов страны. Противоречия между правящей группировкой и местными элитам регионов Юго-востока скорее всего уже в ближайшее время будут обостряться. Нынешняя подковёрная борьба в Крыму вполне может превратиться в столкновение за контроль над этой удобной площадкой. Она благодаря геополитической важности Крыма предоставляет возможность: давить на центральную власть, отстаивая свои интересы как на региональном, так и на общенациональном уровне.

Поэтому, если прогнозировать состояние Украины I избирательному циклу 2009-2011 годов, то можно с уверенностью сказать, что ускоренное проведение курса на встраивание в фарватер внешней политики США и Польши приведёт к росту массовых протестных настроений в юго-восточных регионах. Этими настроениями непременно попытаются воспользоваться региональные элиты, стремящиеся сохранить господствующее положение, не допустить установления контроля над экономическим пространством Юго-востока со стороны центральной власти. Если в этом конфликте региональные группировки возьмут верх, неизбежна фактическая конфедерализация Украины. Это превратит важнейшие регионы Юго-востока в удельные княжества, лишь номинально подчиняющиеся центру. Если верх одержит правящая группировка, в которую, как теперь становятся ясно, региональные элиты Юго-востока допускать не собираются, то нынешние элитные группировки юго-восточных регионов будут уничтожены. В качестве одного из средств борьбы центральная власть может попытаться использовать украинизацию, позволяющую навязать юго-восточным регионам политическое руководство извне. Использование подобных инструментов (что вполне вероятно) стало бы тяжёлой ошибкой центральной власти, поскольку вызвало бы ускоренный рост протестных настроений на Юго-востоке и помешало бы использованию в борьбе против региональных элит антиолигархической тематике. Крупнейшие предприятия Юго-востока уже в начале процесса смены региональных элит перейдут к другим владельцам. Скорее всего, наиболее прибыльные экономические объекты по примеру "Криворож-стали» будут проданы иностранным инвесторам, из списка которых российские компании, даже показательно лояльные к украинской власти, по-видимому, будут исключены. Для социальной сферы юго-восточных регионов это будет иметь тяжелые последствия, что усилит зависимость их населения от политики центральной власти, создаст дополнительные мотивации для проявления лояльности. В украинской экономике усилится роль экспорта рабочей силы, а также сырья и продукции, производство которых в ЕС невыгодно по экологическим соображениям. Вряд ли стоит рассчитывать на то, что американское и польское доминирование будет сопровождаться значительными инвестициями в реальный сектор экономики. Что касается позиции американского руководства, то здесь наибольшую важность представляет вопрос о целесообразности для США конфликта в Восточной Европе. Он может понадобиться, например, для того, чтобы вбить клин между ЕС и Россией, чтобы остановить интеграцию на постсоветском пространстве или получить беспрепятственный доступ к российским природным ресурсам. В этом случае Украина может быть использована как инструмент давления на Россию и Белоруссию. Здесь речь идёт не только о позиции руководства Украины, которая, честно говоря, не имеет особого значения для развития ситуации в Восточной Европе. Но на территории Украины, в одном из юго-восточных регионов может быть организован конфликт, в который неизбежно окажется замешана Россия. Это даст повод для того, чтобы обвинить Россию в "имперской экспансии» и организовать внешнее давление на российское руководство, используя самые различные средства. Для возникновения подобного конфликта практически идеальные условия сложились в Крыму, где сильные пророссийские настроения накладываются на межэтнические противоречия, прежде всего, между русскоязычными и крымскими татарами. "Маячный» конфликт показал, что крымское общество крайне болезненно реагирует на любые попытки разорвать отношения с Россией, что создаёт благоприятную среду для действий разного рода радикалов и шовинистов, которые без труда можно выдать за попытку российского вмешательства. Пожалуй, этот вариант развития событий является наиболее опасным для России, но гарантий против него нет. Для Украины он будет иметь катастрофический характер, поскольку не приходится рассчитывать, что для формирующейся "старо-новой» властной коалиции украинские национальные интересы окажутся важнее, чем участие в возможных авантюрах американской администрации. США сейчас находятся на пороге социально-политического кризиса, и по мере того, как он будет становиться реальностью, действия представителей республиканского руководства и наиболее активно борющейся с ними части демократической партии могут становиться всё более опасными.

Если кризис в США действительно разразится, Украина может оказаться в своего рода "геополитическом одиночестве». Но не следует ожидать, что это заставит её броситься в объятия России. Скорее всего, в этой ситуации она попытается стать самостоятельным игроком в Восточной Европе. Для Украины это было бы чрезвычайно выгодно с экономической точки зрения, поскольку позволило бы расширить номенклатуру украинского экспорта, уйти от зависимости от экспорта продукции металлургии, спрос на которую в обозримом будущем будет отставать от роста предложения. Насколько это удастся украинской правящей элите, предсказать трудно, ибо пока она продемонстрировала полную неспособность выступать в мировой политике в качестве самостоятельного игрока. При этом нельзя рассчитывать на сколько-нибудь значительное обновление украинской политической элиты.

Партии, выражающие интересы претендующих на независимость бюрократических группировок, средней и мелкой буржуазии, пытавшиеся занять нишу "третьей силы», потерпели неудачу. В первую очередь, потому, что подобной ниши не существует в политической системе общества, которое управляется олигархическими группировками. Социалисты по-прежнему остаются крупнейшей политической силой, выступающей от имени мелкой буржуазии. Но прошедшие выборы уничтожили все их надежды на политическую самостоятельность. Они могут сохраниться в политической системе,только примкнув в качестве сателлита к одной из партий, действующей в интересах олигархии. У социалистов в этом отношении нет даже особой свободы выбора. Они опираются на поддержку наиболее прозападной по своим настроениям части мелкой буржуазии, что и определяет их политическое поведение, ограничивая свободу политического манёвра.

Несомненно, Соцпартии придётся пожертвовать экономическими и социальными интересами своих избирателей ради возможности войти в правящую коалицию. Таким образом, в украинском парламенте не будет силы, действительно отстаивающей интересы мелкой буржуазии и среднего класса в целом (хотя все буржуазные партии, прежде всего БЮТ будут пытаться симулировать такую деятельность). Поэтому ценностные ориентиры среднего класса к следующему электоральному циклу могут существенно измениться.

Пока сознание среднего класса достаточно аморфно. Но активизация в украинском политическом пространстве проамериканских сил неизбежно будет способствовать поляризации и структуризации его настроений. Нельзя исключать того, что американская администрация, столкнувшись с угрозой потери влияния в Восточной Европе, попытается использовать Украину для сдерживания российской экономической экспансии или для создания конфликта между ЕС и Россией. В такой ситуации российское руководство может открыто поддержать украинских политиков, выражающих пророссийские настроения. В конечном счёте это может привести к созданию на Украине пророссийского руководства, конфликтующего с элитами западно-украинских областей. В этом случае становится велика опасность дестабилизации обстановки в Восточной Европе вследствие эскалации в украинских регионах гражданского противостояния. Поэтому ожидать от российской стороны подобных действий можно лишь в исключительной ситуации - в случае подстрекательства со стороны США и Польши украинского руководства к откровенно враждебным действиям или чрезмерного давления на юго-восточные регионы со стороны центральной украинской власти. Конечно, экстренные меры не могут заменить целенаправленную политику по поддержке пророссийских сил и созданию действенных инструментов влияния на украинскую общественно-политическую ситуацию. Но, как говорят французы, "ciest la vie'.

Партия и общество - трудный путь навстречу

 

Анализ возможных путей развития Украины как капиталистического государства показывает, что масштабный социальный кризис является неизбежным, независимо от того, какая из олигархических группировок буржуазного правящего класса одержит верх в междоусобной борьбе. Кризис порождается самим господством олигархии, а значит, устранить угрозу кризиса нельзя, не лишив олигархию доминирующего положения в политике и экономике. Добиться этого может только Компартия и её союзники, поскольку политические силы, выражающие интересы средней и мелкой буржуазии, либо не сформировались, либо, подобно СПУ, боятся занять самостоятельную позицию и рассчитывают на то, что им удастся убедить олигархические группировки поступиться собственными интересами ради общественного блага. Соответственно, на Компартию в нынешних условиях ложится задача по мобилизации всех конструктивных сил общества для противодействия приближающемуся социально-экономическому кризису. Это не значит, что борьба за интересы трудящихся отходит на второй план или лозунг о необходимости скорейшего возвращения на путь социалистического развития утрачивает своё значение. Напротив, остановить развитие кризиса нельзя, не уменьшив социального неравенства, не вернув важнейшие социальные гарантии, не приступив к восстановлению принципов социальной справедливости. Но необходимо понимать, что масштабный социальный кризис уничтожит все устойчивые общественные структуры, вызовет масштабный социальный конфликт, резко ухудшит положение трудящихся и состояние экономики. Это заставит нас не столько решать проблемы социалистического строительства, сколько заниматься восстановлением нормального функционирования базовых общественных структур. Это на долгие годы отодвинет восстановление социалистического строя, потребует огромных ресурсов и общественных усилий для того, чтобы преодолеть последствия социального распада, вызванного кризисом. Следует понимать, что до того момента, когда кризисные процессы примут необратимый характер, у нас остаётся не так много времени. Это значит, что нам необходимо как можно скорее выиграть борьбу за общественное сознание и мобилизовать общество под лозунгами прекращения олигархического господства, восстановления социальной сферы, возрождения промышленности и сельского хозяйства. Пожалуй, сейчас нет ни одной социальной группы (естественно, за исключением олигархии и высшей бюрократии), которая не поддержала бы в той или иной степени эти призывы. Вот почему Компартии сейчас крайне важно занять ведущие позиции в формировании общественного сознания.

Сделать это возможно, заручившись поддержкой «среднего класса». В современном украинском обществе под понятием «средний класс» объединяются самые различные социальные группы, близкие не столько по своим доходам, сколько по относительно высокому социальному статусу. Часть среднего класса составляют группы, унаследовавшие свой социальный статус от советской эпохи и сохраняющие его, несмотря на резкое ухудшение материального положения, - в первую очередь, это врачи, учителя и военнослужащие. Часть - социальные группы с низкими доходами, но влияющие в значительной степени на жизнь общества, участвующие в перераспределении доходов и осуществлении социального контроля, - мелкие и средние служащие, работники правоохранительных органов. Часть - специалисты и лица творческих профессий, востребованные в новых условиях, занятые обслуживанием экономического, политического и культурного процесса. Кроме того, в средний класс входят лица, занятые кустарным производством, средние и малые предприниматели, служащие коммерческих структур. Следует отметить, что в данной категории представителей среднего класса немало отставных военных, чиновников, работников правоохранительных органов, бывших сотрудников оборонных предприятий и конструкторских бюро. Это люди, привыкшие жить интересами государства и коллектива, а потому болезненно воспринимающие коммерциализацию всех сторон общественной жизни, растущую индивидуализацию, разрушение промышленного потенциала, фактическую утрату государственного суверенитета и утверждение потребительского отношения к жизни.

Это коренным образом отличает мелкую и среднюю буржуазию сегодняшней Украины от аналогичных социальных групп Российской империи и современных развитых капиталистических стран. Монополистический капитализм в принципе противоречит интересам мелкой и средней буржуазии, но только в государствах, образовавшихся в результате гибели социалистического строя этот социальный строй выступает против олигархии и высшей бюрократии не только по личным мотивам, но и в надежде восстановить принципы коллективизма и социальной солидарности. Такие представители мелкой и средней буржуазии являются нашими прямыми союзниками, и мы обязаны сделать всё возможное для того, чтобы объединить их вокруг Компартии.

Но активная деятельность по консолидации общества невозможна без учёта его реального социально-психологического портрета. До сих пор, к сожалению, остаётся актуальным признание Ю.В. Андропова в том, что «мы не знаем общества, в котором живём». Ни гибель социалистического строя, ни распад союзного государства не заставили нас признать необходимость подробного изучения действительных настроений и жизненных ценностей важнейших общественных слоев. Дальнейшее невнимание и этой тематике угрожает нам новой политической катастрофой. Поэтому нам необходимо как можно быстрее выяснить психологическое состояние и мировоззренческие принципы хотя бы тех общественных слоев, которые представляют для Компартии наибольшую важность, на которые она могла бы опереться при создании массового об¬щественного движения, направленного против экономического и политического господства олигархии. Марксистско-ленинский метод, имеющийся в нашем распоряжении, позволяет нам определить черты психологического облика, исходя из конкретных явлений социальной действительности.

Как известно, среди активистов Компартии много военных пенсионеров, что иногда позволяет нам думать, что на выборах мы можем рассчитывать на голоса действующих военнослужащих. В действительности превратить большинство военнослужащих в наших сторонников нам будет чрезвычайно непросто, прежде всего вследствие их психологического состояния. Все высшие офицеры, от майора до генерала, - люди психологически сломленные. Они давали присягу государству, которое и они в том числе не смогли ни сохранить, ни защитить. Они вынуждены служить в армии, которая ни по боеспособности, ни по качеству военной техники, ни по масштабам стоящих пе¬ред ней задач даже отдаленно не может сравниться с советской. Как военные специалисты они утратили возможность развиваться и совершенствоваться. Приобретённые ими знания оказываются практически невостребованными. Поэтому они стараются не задумываться о ситуации, в которой оказалась страна и они сами, исполняют служебные обязанности, не размышляя о стратегических проблемах государственного развития. Это ставит их в психологическую зависимость либо от действующей власти, либо от конкурирующих с ней политических группировок, поддерживающих установившийся социально-политический строй, но выступающих с критикой существующего руководства. Нам следует понимать, что часть военных пенсионеров также переходит к поддержке политических партий, действующих в интересах правящей олигархии. Это неудивительно: они по привычке рассчитывают на то, что политики, претендующие на руководство страной, действительно стремятся отстаивать государственные интересы. Поэтому, когда они слышат во время избирательной кампании лозунги и речи, отвечающие хотя бы частично их представлениям о национальных интересах, то воспринимают их не как манипуляции, направленные на обман избирателей, а как выражение искренней позиции. Единственный способ вернуть себе поддержку данной социальной группы - постоянно вести с её представителями разъяснительную работу, доказывая им принципиальную невозможность для политических ставленников олигархии выражать и отстаивать подлинные государственные интересы. Подобно тому, как многие действующие офицеры отказались от данной ими присяги, врачи сегодня нарушают клятву Гиппократа для того, чтобы иметь возможность прокормить семью. В здравоохранении сейчас создана система взяток и вымогательства, в которую оказались втянуты врачи, медицинские работники среднего и низшего звена. Заработная плата, которую они получают от государства, не позволяет хоть сколько-нибудь сносно жить даже одному человеку. На подобные доходы нельзя прокормить и воспитать ребёнка. Если врач, медсестра и санитарка не будут сегодня выпрашивать (а то и требовать) от больных денежной помощи, они просто не выживут. Подобная ситуация в области здравоохранения создана совершенно сознательно, - она помогает развалить систему бесплатного здравоохранения, которая политическими представителями олигархии рассматривается как слишком дорогостоящее социальное благо. Поэтому коррупция в медицине принимает особо циничные формы. Недавно в прессе появились сообщения о группах врачей, намеренно обманывавших больных, ставивших им диагноз «рак», отсутствовавший у них в действительности для того чтобы, воспользовавшись страхом людей, заставить их заплатить деньги за ненужное им лечение. Конечно же, значительная часть медиков старается, насколько это возможно в нынешних условиях, честно исполнять свой долг. Подобные махинации даже не приходят им в голову - для действий такого рода всё-таки требуется исключительная степень морального падения. Но необходимость выживать за счёт пациентов в той или иной степени затронула подавляющее большинство медицинских работников. Поэтому для данной социальной группы наиболее важным сейчас является восстановление попранного человеческого и профессионального достоинства, возможность честно исполнять свой долг, не оказываясь на грани физического выживания.

Остро ощущают утрату прежнего социального статуса также учителя. Учителя всегда являлись важнейшим отрядом трудовой интеллигенции, обеспечивавшим её связь с народными массами. Но в нынешних условиях учитель попросту лишён возможности вести образ жизни, позволяющий ему чувствовать себя представителем интеллигенции. Учительская заработная плата не позволяет покупать книги, посещать концерты, совершать поездки к памятникам истории и культуры. Унизительно низкий заработок в современном обществе, где создан культ материального богатства, автоматически помещает учителей в категорию «неудачников», не смеющих даже мечтать о том потребительском уровне, который навязывается рекламой. О том уважении со стороны окружающих, к которому привыкли учителя советского времени, в нынешних условиях не может быть и речи. Учитель, помимо того, часто оказывается в обстоятельствах, в которых трудно сохранить даже самоуважение. Он вынужден пресмыкаться перед школьным начальством, спонсорами или состоятельными родителями, способными купить новую школьную мебель или оплатить ремонт. Учителя вынуждены излагать на уроках заведомо ложные интерпретации исторических событий или трактовки литературных произведений, с которыми ни один здравомыслящий человек не может согласиться. Учитель перестал быть воспитателем, поскольку его лишили каких-либо действенных инструментов воздействия на поведение школьников. Нужда заставляет учителя брать подачки, условия нынешней школы заставляют его мириться с отсутствием прочных знаний у большинства учеников, выставляя им завышенные оценки. Наша задача - помочь учителям восстановить социальный статус и профессиональное достоинство. Это важно не только и даже не столько для учителей, сколько для общества в целом. Для этого следует установить непрерывное взаимодействие партии с работниками образовательной сферы: необходимо поддерживать выдвигаемые ими требования как на местном, так и на общенациональном уровне, привлекать внимание к проблемам школы, организовывая соответствующие массовые мероприятия (например, городские и районные родительские собрания, совместные конференции родителей и работников образовательной сферы), выдвигать учителей в органы власти, доверять им ответственные партийные посты.

Подобная тактика необходима и при взаимодействии с промышленным пролетариатом. В целом он (и в этом следует признаться честно) перестал быть социальной базой партии. Это произошло по объективным обстоятельствам вследствие деиндустриализации Украины. Промышленный пролетариат резко сократился в численности, его ряды покинули многие наиболее квалифицированные рабочие. Столкнувшись с угрозой массовой безработицы, украинские индустриальные рабочие попали в полную зависимость (в том числе и психологическую) от своих работодателей. Многие предприятия, особенно в пищевой промышленности и машиностроении, работают лишь несколько месяцев в году или при наличии заказа. Их работники из представителей промышленного пролетариата, по сути, превращены, в сезонных и подённых рабочих, вынуждены) перебиваться случайными заработками. Таким образом, произошла настоящая люмпенизация части индустриальных рабочих со всеми вытекающими последствиями для их сознания и политического поведения. Но главное, - промышленный пролетариат оказался в нынешних условия) разобщён и раздроблен. В Украине, в отличие от западноевропейских и некоторых латиноамериканских стран, не мощных профсоюзов, способных защитить работников от произвола крупных собственников и их политических представителей, принимающих законы, грубо попирающие социальные права. Поэтому украинские рабочие не могут вести на общенациональном уровне даже экономическую борьбу. Классовое сознание в этих условиях выработать невозможно. Вследствие этого представители промышленного пролетариата всё чаще поддерживают партии, действующие в интересах олигархических группировок, поскольку они включают крупных собственников (традиционно внушающих рабочим, что у них общие с ними интересы) и обещают «возродить промышленность» (сейчас лозунги подобного рода выдвигают практически все политические силы). Нельзя ожидать в нынешней ситуации от промышленного пролетариата массовой электоральной и политической поддержки Компартии. Но мы обязаны за неё бороться. Что надо делать в такой ситуации, нам показал в своих работах В.И. Ленин. Они вновь приобрели злободневность: сторонники социалистического строя и промышленные рабочие сейчас вновь оказались отброшены в ситуацию, схожую с той, в которой они находились в начале XX века. Компартия обязана помочь промышленному пролетариату выработать классовое сознание. Он по-прежнему, несмотря на снижение численности и социальной роли, остаётся одним из важнейших отрядов рабочего класса. Соответственно, обретение им классового сознания является залогом социального освобождения. Для этого мы обязаны вести непрерывную агитационную и просветительскую работу среди промышленного пролетариата, оказывать информационную, организационную и политическую поддержку его выступлениям, побуждать к активности профсоюзы.

Тяжёлое материальное положение поставило в зависимость от бюрократических и олигархических группировок, входящих в состав правящего класса, не только промышленных рабочих, но и пенсионеров, которых мы привыкли считать своими основными сторонниками. Казалось бы, их жизненный опыт, социальная память и здравый смысл должны побуждать их поддерживать коммунистов. В результате у нас выработался политический эгоизм, голоса пенсионеров мы привыкли считать своими. К сожалению, это опасное заблуждение, вызванное тем, что мы так и не смогли отойти от представлений советского времени. Сильной стороной и одновременно основной слабостью социалистического строя было то, что он полностью избавлял человека от неуверенности в завтрашнем дне, предоставлял всем социальные блага, позволяющие вести достойную жизнь. С одной стороны, это открыло невиданный ранее простор для творческого труда, обусловив громадные организационные, технологические, культурные и научные достижения советской власти. С другой, это приучало человека смотреть на социальные завоевания и гарантии, как на нечто само собой разумеющееся. Поэтому советские граждане, не представлявшие себе общество без твёрдых социальных гарантий, оказались беспомощны перед пропагандой якобы очевидных преимуществ капиталистического строя (хотя никакой санкции на капиталистическую реставрацию и на уничтожение социалистического строя общество никому не давало). Реалии капитализма теперь общеизвестны. Но в условиях капиталистического общества социальные гарантии воспринимаются как нечто, вырванное у власти трудящимися или, напротив, подаренное власть предержащими обществу. Нельзя забывать, что наши сограждане в начале 90-х пережили социальную катастрофу, когда они были лишены всех социальных завоеваний и даже элементарных удобств, созданных цивилизацией. Теперь, поскольку правящие олигархические и бюрократические группировки нуждаются в стабильности, нормальное функционирование социальных институтов и инфраструктуры несколько восстановлено. Люди, не ценившие социальные достижения советского периода, эту частичную стабилизацию, проведённую в интересах правящего класса, воспринимают как несомненное достижение последних лет и боятся её утратить. Нищенское существование значительного числа наших сограждан, прежде всего пенсионеров, заставляет их ценить каждую подачку власти, всякое не имеющее никакого практического смысла повышение пенсий и социальных выплат. Нам надо постоянно доказывать этим людям, что, голосуя за политических представителей олигархов, они дешево обменивают на жалкие подачки, которые они даже не успеют потратить из-за инфляции, социальные и жизненные перспективы своих детей и внуков. Крестьяне наряду с индустриальными рабочими и пенсионерами в результате уничтожения социалистического строя оказались в полной зависимости от произвола олигархических и бюрократических группировок. В Украине нет ни влиятельных профсоюзов, защищающих интересы промышленных рабочих, ни организаций, отстаивающих интересы сельскохозяйственных производителей, которые лишены даже доступа в информационное пространство. От их имени, как правило, выступают бюрократы различного уровня или латифундисты, не имеющие ничего общего с трудовым крестьянством. Основная масса сельскохозяйственных производителей была жестоко обманута. Им была обещана земля, но они её так и не получили. Она досталась крупным собственникам, превращающим крестьян в батраков. Олигархические и бюрократические группировки, используя обман и административное давление, вынудили крестьян разорить коллективные и государственные хозяйства. На доставшихся при их разделе клочках земли заниматься современным сельскохозяйственным производством попросту невозможно. Кроме того, для этого у крестьян нет средств для приобретения техники, топлива и удобрений, а все программы помощи селу, торжественно принимаемые время от времени, неизменно оказываются фикцией. В результате крестьянство растеряно и деморализовано, а большинство его представителей готовы голосовать за буржуазные и популистские партии только потому, что они объявляют себя защитниками села. Наряду с этим сохранились отдельные хозяйства, которые благодаря воле, а иногда и настоящему мужеству их руководителей, не распались и не разорились. Работники этих хозяйств отличаются значительно большей политической сознательностью, и за их поддержку мы обязаны бороться. Опыт этих хозяйств, доказывающий преимущество коллективистских принципов, важно использовать в пашей агитационной работе, направленной на жителей села.

В тяжелейшей психологической ситуации оказались представители среднего поколения, особенно те, у кого в силу возраста не успело сложиться устойчивое личностное сознание до начала кризиса, разрушившего советское общество. С одной стороны, им внушают, что главное в жизни - достичь высокого потребительского статуса и они всеми силами пытаются этого добиться. С другой, - в условиях периферийного олигархического капитализма, установившегося в Украине, большая часть граждан обречена на постоянную бедность. Все их усилия повысить собственное благосостояние в конечном счёте оказываются напрасными, а постоянные неудачи лишают их самоуважения. Именно представители среднего поколения в наибольшей степени страдают от циничности и аморальности существующих общественных отношений, от вторичности нынешней украинской массовой культуры. В Украине капитализм был установлен искусственно, в результате верхушечного переворота, на который общество удалось заставить согласиться с помощью обмана и манипуляций. Украинский капитализм унаследовал все проблемы и противоречия позднекапиталистического строя, но в распоряжении украинского общества нет никаких средств для того, чтобы хотя частично их смягчить. В отличие от Франции в нашей стране антигуманная сущность позднего капитализма не притупляется нормами и ценностями, унаследованными от классической буржуазной культуры. В отличие от США алчность украинской олигархии не сдерживается протестантской моралью, заставляющей заботиться о развитии производства и улучшении качества продукции. Мы оказались в обществе, где отсутствуют какие-либо консолидирующие ценности и представления. По-видимому, периферийный капитализм может их только импортировать для внутреннего потребления правящим классом и примыкающими к нему социальными слоями. Социум, живущий в условиях периферийного олигархического капитализма, не может самостоятельно выработать общие ценности. А это значит, что в таком обществе наиболее активно задействованные в экономическом процессе социальные группы (включающие в наших условиях в основном молодёжь и представителей среднего возраста) принципиально не могут выработать единую идентичность и адекватные представления о ситуации в обществе. В такой ситуации важнее всего становится донести до сознания людей ситуацию в обществе в целом. Нам нельзя, подобно буржуазным партиям, строить политическую деятельность вокруг вырванных из социального контекста проблем и требований. Правящий класс делает всё возможное, чтобы у людей не сложились целостные представления о социальной реальности и не появились общие ценности. Соответственно, мы должны показывать, как конкретные социальные проблемы вытекают из общественного устройства, что они могут быть решены, только если общество сумеет покончить с господством олигархии и отказаться от своего периферийного статуса. Мы должны доказывать, что идеология социального эгоизма сознательно навязывается обществу правящим классом в собственных интересах, что только отказ от неё во имя идеи социальной справедливости и солидарности может обеспечить повышение качества жизни. Общество периферийного капитализма раздроблено и атомизировано, оно распадается на отдельные кланы и группировки, складывающиеся на основании личных связей и взаимных обязательств. Это позволяет правящему классу, открыто пренебрегающему интересами большинства общества, сохранять господствующее положение и затрудняет левым силам, которым требуется опора на большие социальные группы, участие в политическом процессе.

Ещё одним препятствием для политического успеха Компартии становится падение морального и интеллектуального уровня общества. Огромными усилиями Советской власти поддерживался высокий культурный уровень, несмотря на то, что необразованным обществом управлять значительно легче. Пропагандистская машина, созданная нынешним правящим классом, может эффективно действовать только в разобщённом обществе, расколотом идеологией социального эгоизма, лишённом общих представлений и ценностей. Соответственно, подобное общество не должно быть образованным и не может придерживаться твёрдых нравственных норм. В противном случае возникнет реальная угроза для господства правящего класса.

Поэтому в обществе складывается парадоксальная психологическая ситуация. В своём большинстве люди тоскуют по отношениям социальной солидарности и мечтают о восстановлении социальной справедливости, но действуют, исходя из навязываемого им потребительского отношения к жизни. Особенно заметно это противоречие в социальном поведении молодёжи, сознание которой сформировалось уже в капиталистическую эпоху. Подавляющее большинство молодых людей сейчас лишены каких бы то ни было жизненных перспектив. Они выброшены в преступный мир, вынуждены заниматься раз-личной криминальной активностью - от проституции до разбойных нападений, примирять себя с социальной реальностью с помощью наркотиков. Многие молодые люди верят, что в действительности существуют те социальные карьеры, в реальности которых общественность усиленно уверяют медиа, подконтрольные олигархическим и бюрократическим группировкам. Иллюзии относительно массовой социальной мобильности постепенно рассеиваются, но пока они не будут развеяны окончательно, выиграть борьбу за сознание молодёжи будет чрезвычайно тяжело. Поэтому мы должны постоянно разоблачать мифы, насаждаемые правящим классом, вести в молодёжной среде просветительскую работу, обращаясь к лучшим качествам, заложенным в человеке.

Времени на борьбу за общественное сознание нам отпущено не так много. Если за это время нам не удастся восстановить связь с обществом, опереться на важнейшие социальные группы, предварительно их консолидировав, то Компартия рискует исчезнуть в качестве общественной силы, скатившись на уровень кружков и дискуссионных групп. Однако ситуация вовсе не выглядит безнадёжной. Социально-политический режим, созданный олигархическими и бюрократическими группировками, вступает в полосу нестабильности и перманентных кризисов, из которой он может и не выйти. Какими бы ничтожными ни казались наши ресурсы сейчас, у нас есть шанс оказаться победителями. Для этого, правда, необходима консолидация. И не только в протестной среде (от этого она, правда, далека, как никогда). Нам нужно использовать возможности тех общественных групп, которые оказались в столь же тяжёлом положении и также заинтересованы в свержении олигархического господства. Среди наших потенциальных союзников - не только рабочий класс в целом (от промышленного пролетариата до лиц свободных профессий), но также и большая часть так называемого «среднего класса», прежде всего, - мелкая буржуазия.

В своём большинстве представители «среднего класса» предъявляют нынешнему олигархическому строю самые различные этические и эстетические претензии, опасаются утраты нынешнего социального статуса или потери относительного материального благополучия вследствие произвола олигархии и бюрократии, некомпетентности власти или экономического кризиса. Тех, кто доволен своим нынешним положением и уверен в завтрашнем дне, среди представителей среднего класса практически нет, хотя с материальной точки зрения они живут лучше, чем общество в целом. Но надо признать прямо: Компартии пока не удаётся привлечь на свою сторону значительную часть «среднего класса», использовать его ресурсы и возможности в политической борьбе, использовать его лучших представителей для идеологической и агитационно-пропагандистской работы, разработки современных художественных образов, позволяющих мобилизовать трудящихся на борьбу за свои права. Как известно, для революционной социал-демократии начала XX века это направление деятельности было одним из приоритетных.

Представляется, что мы не совсем верно построили наше обращение к различным слоям общества. Нами сделан акцент на возвращение социальных завоеваний и гарантий, которые, к сожалению, люди не умели ценить. Наиболее обездоленные слои общества, для которых хотя бы частичное восстановление социальных завоеваний представляет жизненную важность, оказалось в психологической зависимости от группировок правящего класса. Имен¬но они представляются этим людям верховным носителем и распорядителем всех благ. Но в памяти людей советский строй сохранился не столько благодаря своим социальным завоеваниям, сколько благодаря справедливым отношениям, господствовавшим в обществе, благодаря чувству солидарности с другими людьми и непосредственной со¬причастности жизни общества. Люди тоскуют по созидательному труду, по возможности заниматься творчеством и саморазвитием, по единому государству, определяюще-личной криминальной активностью - от проституции до разбойных нападений, примирять себя с социальной реальностью с помощью наркотиков. Многие молодые люди верят, что в действительности существуют те социальные карьеры, в реальности которых общественность усиленно уверяют медиа, подконтрольные олигархическим и бюрократическим группировкам. Иллюзии относительно массовой социальной мобильности постепенно рассеиваются, но пока они не будут развеяны окончательно, выиграть борьбу за сознание молодёжи будет чрезвычайно тяжело. Поэтому мы должны постоянно разоблачать мифы, насаждаемые правящим классом, вести в молодёжной среде просветительскую работу, обращаясь к лучшим качествам, заложенным в человеке. Времени на борьбу за общественное сознание нам отпущено не так много. Если за это время нам не удастся восстановить связь с обществом, опереться на важнейшие социальные группы, предварительно их консолидировав, то Компартия рискует исчезнуть в качестве общественной силы, скатившись на уровень кружков и дискуссионных групп. Однако ситуация вовсе не выглядит безнадёжной. Социально-политический режим, созданный олигархическими и бюрократическими группировками, вступает в полосу нестабильности и перманентных кризисов, из которой он может и не выйти. Какими бы ничтожными ни казались наши ресурсы сейчас, у нас есть шанс оказаться победителями. Для этого, правда, необходима консолидация. И не только в протестной среде (от этого она, правда, далека, как никогда). Нам нужно использовать возможности тех общественных групп, которые оказались в столь же тяжёлом положении и также заинтересованы в свержении олигархического господства. Среди наших потенциальных союзников - не только рабочий класс в целом (от промышленного пролетариата до лиц свободных профессий), но также и большая часть так называемого «среднего класса», прежде всего, - мелкая буржуазия.

В своём большинстве представители «среднего класса» предъявляют нынешнему олигархическому строю самые различные этические и эстетические претензии, опасаются утраты нынешнего социального статуса или потери относительного материального благополучия вследствие произвола олигархии и бюрократии, некомпетентности власти или экономического кризиса. Тех, кто доволен своим нынешним положением и уверен в завтрашнем дне, среди представителей среднего класса практически нет, хотя с материальной точки зрения они живут лучше, чем общество в целом. Но надо признать прямо: Компартии пока не удаётся привлечь на свою сторону значительную часть «среднего класса», использовать его ресурсы и возможности в политической борьбе, использовать его лучших представителей для идеологической и агитационно-пропагандистской работы, разработки современных художественных образов, позволяющих мобилизовать трудящихся на борьбу за свои права. Как известно, для революционной социал-демократии начала XX века это направление деятельности было одним из приоритетных. Представляется, что мы не совсем верно построили наше обращение к различным слоям общества. Нами сделан акцент на возвращение социальных завоеваний и гарантий, которые, к сожалению, люди не умели ценить. Наиболее обездоленные слои общества, для которых хотя бы частичное восстановление социальных завоеваний представляет жизненную важность, оказалось в психологической зависимости от группировок правящего класса. Именно они представляются этим людям верховным носителем и распорядителем всех благ. Но в памяти людей советский строй сохранился не столько благодаря своим социальным завоеваниям, сколько благодаря справедливым отношениям, господствовавшим в обществе, благодаря чувству солидарности с другими людьми и непосредственной сопричастности жизни общества. Люди тоскуют по созидательному труду, по возможности заниматься творчеством и саморазвитием, по единому государству, определяющеему ход мировой истории, помогающему другим странам вырваться из угнетения и зависимости. Достижения промышленного строительства, революционные научные открытия, лидерство в мировом научно-техническом прогрессе оказались в прошлом украинского общества. Нам надо в своей агитационно-пропагандистской деятельности объяснять людям, что только от них зависит, чтобы эти явления возвратились в настоящее.

Определяя содержательную сторону агитационно-пропагандистской работы, следует помнить, что нынешние тридцатилетние (не говоря уже о совсем молодых людях) даже теоретически не могли успеть понять важность социальных завоеваний советского общества. Они страдают от господства в обществе идеологии социального эгоизма, в то же время попадая под её воздействие. Они остро переживают отсутствие социальных перспектив, вызванное несправедливым распределением общественных ресурсов, но сами мечтают оказаться на месте представителей нынешнего правящего класса. Они стремятся повысить своё значение в жизни общества, но в то же время опасаются всякой социальной ответственности. А ведь нынешние тридцатилетние уже к следующему избирательному циклу будут играть важнейшую роль в формировании общественного сознания. Да и сейчас их взгляды и представления оказывают заметное влияние на формирование общественных настроений. Хотя бы потому, что они, в отличие от пожилых людей, являются важной потребительской категорией, а значит, становятся целевой аудиторией для крупнейших медиа и шоу-бизнеса, составляющих основу идеологического и культурного производства при капитализме.

Мы не имеем права уходить от трудностей, говорить о том, что наше влияние нельзя распространить на какую-то возрастную или социальную группу (кроме, разумеется, представителей правящего класса и его непосредственной обслуги). Партия, как опытный, высококвалифицированный мастер, должна оценить тот человеческий материал, с которым ей предстоит работать, опираясь на который она должна создать новую социальную реальность, и подобрать необходимые инструменты и средства, найти агитационные призывы и образы, позволяющие консолидировать и мобилизовать общество. Если с рабочим классом Компартия сохраняет связь (правда, неуклонно ослабевающую), то инструментов, позволяющих установить политическое взаимодействие со «средним классом», в её распоряжении нет вовсе. Нам нужны каналы коммуникации, позволяющие непрерывно бороться за сознание «среднего класса». Пока же мы не умеем эффективно использовать даже имеющиеся у нас партийные издания, которые часто вместо того, чтобы информировать общество о позиции Компартии по наиболее значимым вопросам, предоставляют коммунистам возможность порассуждать на интересующие их темы. Нам следует привыкнуть к мысли о том, что людей сейчас волнуют проблемы, которые могут выглядеть мелкими и незначительными. Это связано с тем, что люди стараются отгородиться от социального процесса и жить только личными интересами. Хаос начала 90-х не остался без последствий, он нанёс глубокую психологическую травму нашему обществу. Люди больше всего опасаются сейчас новой дестабилизации. По мере того, как нарастают симптомы приближения новой волны социально-экономического кризиса, люди инстинктивно пытаются отгородиться от неблагоприятной информации, погрузившись в текущие дела и проблемы. Поэтому вопросы водоснабжения, подорожания топлива и увеличения тарифов на газ и свет оказываются для общественного сознания важнее, чем проблемы восстановления законности или пересмотра итогов грабительской приватизации. Упуская из поля нашего внимания волнующие общество проблемы или сводя нашу позицию по ним к дежурным лозунгам, мы позволяем буржуазным партиям интерпретировать их в соответствии с собственными интересами, а затем навязывать эти интерпретации через СМИ и предвыборную рекламу.

Бессмысленно надеяться, что за три-четыре месяца избирательной борьбы, в которую политическими представителями олигархии и бюрократии вкладываются средства, не сравнимые с теми, которыми обладает Компартия, нам удастся изменить сознание среднего класса и общества в целом. Одновременно нам следует овладеть навыками избирательной борьбы в капиталистическом обществе. Если в обществе переходного периода Компартии для получения относительно большого числа голосов избирателей достаточно было активизировать свою текущую деятельность, дополнив её выпуском рекламной продукции, то теперь этого явно недостаточно. Предвыборная кампания в нынешних условиях требует особого политического поведения, предполагает создание ярких медийных образов, вынуждает использовать все средства агитационного воздействия. Не овладев этими приёмами, мы не сможем оказать влияние на позицию «среднего класса».

Средний класс играет огромную роль в формировании общественного сознания, его позиция представляет чрезвычайную важность для ориентирующихся на него социальных групп, в том числе и наёмных работников. Кроме того, представители среднего класса составляют основную массу работников СМИ, а иногда и сами являются владельцами региональных газет и телеканалов. Поэтому для Компартии имеет огромное значение борьба за сознание среднего класса, точнее, той его части, которая готова поддерживать принципы социальной справедливости. Однако не может быть и речи о том, чтобы отказываться в этой борьбе от наших идеологических принципов, пытаться замаскировать наши цели, рассчитывая таким образом подстроиться под настроения, которые, как нам кажется, доминируют в сознании среднего класса. К сожалению, существует опасность того, что электоральная неудача вызовет у некоторых партийцев желание отказаться от некоторых принципов коммунистической идеологии, которые будто бы мешают партии стать более «современной». Именно наша идеология, идеология борьбы против эксплуатации и социального освобождения, должна стать основой для объединения лучших представителей среднего класса. Тем же нашим ситуативным союзникам, которые не готовы добиваться возвращения общества на социалистический путь развития, но недовольны нынешним олигархическим строем, мы должны указывать на тактическое совпадение наших интересов, определяя цели, за которые мы можем совместно бороться. Вообще, наша проблема сейчас во многом вызвана недостаточным вниманием к вопросам идеологии, неумением применять марксистско-ленинские принципы для анализа сегодняшних проблем, строить на их основе нашу политическую деятельность, в том числе избирательные кампании. Наше основное преимущество перед буржуазными партиями состоит в том, что у нас в распоряжении есть марксистско-ленинский метод, позволяющий постигать сущность идущих в обществе процессов и определять актуальные задачи борьбы за социальное освобождение. Все остальные преимущества: финансовые, политические, информационные, организационные - сосредоточены в руках буржуазных партий. Между тем, Компартия пока не использует в полной мере возможности марксистско-ленинской идеологии, хотя на наших глазах отказ от неё привел какое мощное государство, каким был Советский Союз, вначале к геополитической катастрофе, а затем - к гибели.

Мы отказались без всяких на то оснований от опоры на протестную базу. Хотя именно использование роста протестных настроений как средства политической борьбы могло стать основой нашего успеха. Мы не сделали правильных выводов из отсутствия у Компартии материальной базы, необходимой для полноценного участия в политическом процессе. Казалось бы, с позиции марксистско-ленинской идеологии совершенно ясно, что в борьбе против олигархического капитализма тактическим союзником Компартии становится мелкая и даже средняя буржуазия. Об этом много писали В.И. Ленин, И.В. Сталин и другие выдающиеся большевики в своих работах дореволюционного периода. Следовательно, Компартия должна была добиваться тактического союза с противостоящими олигархии группами буржуазии, одновременно вырывая их из-под идеологического и политического влияния существующего режима. Однако Компартии нечего было предложить своим возможным ситуативным союзникам, поскольку мы ошибочно отказались от лозунга участия во власти (хотя послевоенная история Европы и Латинской Америки предоставляет нам многочисленные примеры участия коммунистов в левоцентристских правительствах и региональных органах исполнительной власти). Сотрудничество с Компартией представителей мелкой и средней буржуазии так и не перешло в практическую плоскость, поскольку коммунисты не могли оказать им никакой практической помощи в защите от олигархического и бюрократического произвола. Зато этой ситуацией умело воспользовались наши политические конкуренты, которые благодаря этому получили возможность выступить в роли защитников интересов «среднего класса». Кроме того, заручившись поддержкой малых и средних предпринимателей, эти партии получили средства для политической борьбы.

Коммунистическая партия, которая объективно является наиболее последовательным защитником интересов трудящихся и «среднего класса» (значительная часть которого также работает по найму), с практической точки зрения сейчас ничего не может им предложить, кроме лозунгов, обещаний и рекламных роликов. Но специалисты, привлекаемые буржуазными партиями, также умеют делать красочные рекламные ролики. А механизма для реализации своих обещаний у Компартии сейчас нет, и общественность ясно это видит. Отказавшись от политического использования протестной активности, коммунисты лишили себя возможности организовать систему давления на власть снизу (которая была в распоряжении большевиков и других левых партий в дореволюционный период). А парламентского представительства Компартии недостаточно для того, чтобы законодательно ограничить всевластие олигархии и связанной с ней высшей бюрократии. В результате поддержка Компартии избирателями неуклонно снижается, а сама партия оказывается перед угрозой превращения в парламентскую секту.

Эту опасность нам необходимо преодолеть не только ради политического выживания Компартии. Речь идёт о предотвращении масштабного социального кризиса, о сохранении объективной возможности возвращения украинского общества на социалистический путь развития. Поэтому мы обязаны использовать имеющиеся в нашем распоряжении средства для достижения политического успеха. Путь к нему, повторю ещё раз, лежит через установление контроля над формированием общественного сознания. Нам, в конце концов, следует отойти от вульгарного понимания марксизма, вызывавшего раздражение и тревогу ещё у Карла Маркса. Следует помнить, что в трудах великого мыслителя ясно сказано, что социальное поведение человека «в конечном счёте» определяется его экономическими интересами, которые он может ясно не осознавать.

В своей работе «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» К. Маркс писал: «Люди сами делают свою историю, по они ее делают не так, как им вздумается, при обстоятельствах, которые не сами они выбрали, а которые непосредственно имеются налицо, даны им и перешли от прошлого. Традиции всех мертвых поколений тяготеют, как кошмар, над умами живых. И как раз тогда, когда люди как будто только тем и заняты, что переделывают себя и окружающее и создают нечто еще небывалое, как раз в такие эпохи революционных кризисов они боязливо прибегают к заклинаниям, вызывая к себе на помощь духов прошлого, заимствуют у них имена, боевые лозунги, костюмы, чтобы в этом освященном древностью наряде, на этом заимствованном языке разыгрывать новую сцену всемирной истории». Нельзя более ясно сказать о том, что человек, даже испытывая жесточайший социальный гнёт и подвергаясь безжалостной эксплуатации, может поддерживать политические силы, действующие в интересах его угнетателей. Нам же продолжает казаться, что все обездоленные автоматически являются нашими избирателями и сторонниками.

Современная социология установила, что основанием для индивидуального социального поведения является оценка поступка с точки зрения господствующей культуры. Мы должны усвоить раз и навсегда: социалистической культуры больше нет. В Украине построено капиталистическое общество с соответствующей идеологией и культурой. Всё ли мы сделали, чтобы этого не произошло, это отдельный вопрос, но установившийся капиталистический строй необходимо воспринимать как данность. В капиталистическом обществе господствует мораль индивидуального успеха, поэтому люди боятся поддерживать «неудачников», тех, кто не соответствует сложившимся представлениям о социальной адекватности. Поэтому нам надо доказать, что в Компартии много успешных, образованных, пользующихся общественным уважением людей, которые пришли в коммунистические движение не от безысходности и отчаяния. Они считают своим долгом борьбу против олигархического строя, их моральные принципы не позволяют им мириться с господствующей социальной несправедливостью, их здравый смысл восстаёт против ограбления общества и разрушения экономики. Только в этом случае мы сможем использовать стереотипы существующего общественного сознания в собственных политических интересах. Одного омоложения партийных рядов недостаточно, необходимо изменить сложившийся образ партийного сторонника и активиста. Наш сторонник и активист любого возраста и профессии: рабочий, инженер, учитель или частный предприниматель должен восприниматься как современный, умный, уважаемый окружающими человек, сумевший лучше, чем другие, разобраться в общественной ситуации. Мы должны дать нашим потенциальным избирателям необходимые мотивации для голосования. Это, во-первых, могут быть этические мотивы. Капиталистический строй у многих вызывает отторжение вследствие своей тотальной несправедливости и цинизма господствующей в нём морали. При этом в Украине (и в ряде других государств искусственно возвращённых на путь капиталистического развития) культ наживы, потребительское отношение к жизни, презрение к нравственным нормам даже не прикрываются традиционными буржуазными ценностями, возникшими на заре развития капитализма, как это происходит в «старых» капиталистических странах Европы и Латинской Америки. Во-вторых, ряд избирателей, прежде всего, лица творческих профессий, учёные, деятели культуры, работники образовательной сферы могут выступить против капитализма вследствие его эстетического убожества. Уровень буржуазной массовой культуры постоянно падает, поскольку современная капиталистическая система находится в состоянии глубокого кризиса. Общество лишают возможности самостоятельно мыслить, пытаются лишить его доступа к произведениям классической культуры, поскольку это единственный способ скрыть полную неспособность современного капиталистического строя дать адекватный ответ на запросы духовно развитой личности. В-третьих, в современном капиталистическом обществе возможностями для самореализации обладает ничтожное меньшинство: олигархическая верхушка, представители высшей бюрократии и некоторые специалисты, обслуживающие политический и культурный процесс (число их по мере общественной деградации неуклонно снижается). Остальные обречены на скучный, рутинный труд, лишённый всякого творческого начала в условиях полной зависимости от произвола работодателей. Правда, шоу-бизнес и кинопроизводство пытаются всячески разукрасить угнетающую социальную действительность. Наша задача - показать её во всей неприглядности, вскрыть её бесчеловечную сущность, заставить людей осознать, что их в угоду горстки угнетателей превращают в живые механизмы. Эти тезисы должны стать содержательной основой нашей работы с молодёжью, нам следует не заманивать её красочными картинками (это гораздо лучше умеют делать олигархические партии), а показать, что при капиталистическом строе у неё нет никаких перспектив.

В-четвёртых, представителям мелкой и средней буржуазии мы должны объяснить, что в ближайшем будущем их ожидает разорение, поскольку все выгодные экономические ниши будут заняты олигархическими группировками или структурами, непосредственно связанными с бюрократией. Напротив, уничтожение олигархического господства, восстановление законности откроет огромные перспективы для реализации частной инициативы, не противоречащей общественным интересам. В-пятых, всем социально обездоленным, всем представителям социальных групп, в наибольшей степени подвергающимся капиталистической эксплуатации (прежде всего, промышленному пролетариату), мы обязаны объяснить, что мечтать об улучшении своего положения при олигархическом строе бессмысленно. Отстоять свои социальные права, улучшить свою жизнь возможно только в результате его уничтожения.

В-шестых, мы должны ясно заявить, что только Компартия, единственная политическая сила, проводящая интернационалистскую политику и не зависящая от мировой олигархии, может предотвратить межэтнические и межконфессиональные конфликты и отстоять национальные интересы Украины. В нынешних условиях для нас приобретает большую важность просветительская деятельность. Без нашей помощи многие представители рабочего и «среднего» класса и социально обездоленных слоев (пенсионеры, инвалиды) не смогут решить проблемы своего существования. Нужно помнить, что в отношении большинства наших соотечественников сбылось злое одесское пожелание «чтобы тебе всю жизнь работать на лекарства» (а теперь ещё и на оплату тарифов). Значительная часть наших сограждан вынуждена тратить весь свой заработок на оплату жилья, питание и лекарства, постоянно опасаясь, что денег не хватит для того, чтобы дожить до следующего месяца. Подобное унизительное состояние лишает многих наших сограждан способности адекватно воспринимать реальность, не позволяет им понять социальные причины их нынешнего положения, а у некоторых порождает чувство злобы, которое обращается прежде всего на нас, коммунистов. Этим людям кажется, что мы не смогли им помочь, хотя были обязаны это сделать и обладали необходимыми возможностями. Они ошибочно воспринимают Компартию как силу, сохранившую влияние на распределение общественных ресурсов, поскольку мы сами часто стремимся оказать конкретную помощь, не считаясь с реальными затратами и не думая о каких-либо политических дивидендах. У меня хранится письмо от пенсионера из одного крымского города. Он как-то обратился в республиканскую партийную организацию с просьбой поставить ему телефон. Несмотря на то, что это было нелегко, мы эту просьбу выполнили. Затем он попросил нас отремонтировать подъезд. Здесь мы уже помочь не могли, а потому направили письмо в горсовет, который, естественно, отделался отпиской. После состоявшихся выборов он вновь направил нам письмо, в котором выражал радость по поводу нашей электоральной неудачи, упрекая нас в бездушии и нежелании прийти на помощь. Эта переписка - яркий пример того, как Компартия оказывается в глазах наиболее обездоленных слоев общества не организацией, выражающей и защищающей их интересы, а некой хозчастью.

Всей своей деятельностью мы обязаны доказывать, что Компартия является внесистемной силой по отношению к капиталистическому обществу. Конечно же, не потому что мы собираемся нарушать закон или по примеру Че Гевары переходить к партизанской борьбе. Компартия является прогрессивной силой, поскольку она собирается не модернизировать или улучшать олигархический строй, а добиваться его полного уничтожения. На разъяснение и раскрытие этого тезиса и должна быть направлена наша агитационная деятельность. Одновременно в области пропаганды нам необходимо сосредоточить усилия на вскрытии сущности позднекапиталистического строя, доказательстве его враждебности интересам общества в целом и всех социальных групп, за исключением олигархии и высшей бюрократии в частности. При этом важно, чтобы агитационная, пропагандистская и просветительская работа велись непрерывно и не подменялись разовыми акциями.

Это, конечно, потребует от Компартии определённых структурных и кадровых изменений, поскольку многие нынешние партийные секретари ни по своему личностному складу, ни по уровню идеологической подготовки не готовы к борьбе в условиях капиталистического общества. Межвыборная пауза должна быть использована нами как для численного роста (при этом важно добиться омоложения партии), так и для обновления руководства партийных организаций. Здесь в качестве критериев для принятия решения следует руководствоваться только готовностью партийного секретаря к борьбе в новых условиях и наличием у него твёрдых идейных принципов.

В партийных организациях должны появиться новые структуры, отвечающие за медийную активность, просветительскую деятельность и культурную работу, которые должны стать продолжением агитации и пропаганды. Особое значение для нас сейчас приобретает деятельность по предупреждению межэтнических конфликтов, которые может спровоцировать правящий класс, пытаясь сохранить собственное господство. В украинском обществе уже заложена объективная основа для возникновения межэтнической напряжённости. С уничтожением социалистического строя начался распад украинской политической нации, формирование которой завершилось в советскую эпоху. Позднекапиталистическое общество раздроблено, оно распадается на отдельные кланы, которые пытаются выделить себя из социальной среды, осознать свои особые групповые интересы. В такой ситуации оказываются задействованы примитивные идентификационные механизмы, - люди начинают различать своих и чужих по этническому происхождению, по религиозной принадлежности, по месту рождения. Национализм и шовинизм из маргинальных течений перемещаются в центр идеологического и политического процесса. При этом коррумпированная власть, действующая в интересах олигархии и высшей бюрократии, своими действиями углубляет существующие противоречия, накладывает их друг на друга, переплетает и соединяет в узлы. Это происходит даже не столько по злой воле носителей власти, сколько из-за того, что все попытки удержать господство олигархии только усугубляют кризис. В условиях олигархического строя государственная власть утрачивает способность выработать хотя бы подобие государственной идеологии, поскольку её истинные намерения и цели так сильно противоречат интересам общества, что их приходится тщательно маскировать. Соответственно, у власти отсутствуют какие-либо средства для сдерживания националистических настроений, которые она к тому же периодически пытается использовать для реализации собственных политических планов. В этой ситуации единственным последовательным противником националистов и шовинистов является Компартия. Поэтому на нас ложится особая ответственность за утверждение в общественном сознании интернационалистских принципов.

Избирательные приёмы правящего класса - квази-левые и псевдо-патриоты

 

В конце 90-х годов правящий режим понял, что для утверждения господства олигархии необходимо пойти на сделку с криминалом, включить его в механизмы по распределению общественных ресурсов и связать кровными интересами с установившимся буржуазным социально-политическим строем. В результате олигархические и бюрократические группировки получили криминал в качестве преданного союзника, позволяющего им использовать преимущества «теневой» экономики, получать доходы от нелегальной деятельности, предупреждать возникновение нежелательной конкуренции. Криминал получил возможность легализации, на прошедших парламентских выборах он стал активным участником избирательного процесса в регионах, прежде всего в Крыму, во многом определившим здесь итоги голосования. В свою очередь олигархия усвоила часть криминальной идеологии, приняла на вооружение используемые криминалом приёмы и методы контроля, а соединение криминальной и властной вертикали открыло перед олигархическими и бюрократическими группировками дополнительные возможности, в том числе и в борьбе за экономическое и политическое доминирование.

В экономической сфере это выразилось в появлении в конце 90-х годов «крыш», состоящих одновременно из работников правоохранительных органов и представителей криминала. В отличие от прежних «крыш» новые не только гарантировали коммерческим структурам безопасность, но и позволяли им подавлять конкурентов, используя возможности исполнительной и судебной власти.

В политической сфере это позволило правящему классу отказаться от антикоммунистической идеологии, заменив её системой манипуляций и фальсификаций. Это имело огромную важность для олигархических и бюрократических группировок, поскольку теперь они могли перенести общественное внимание от борьбы с Коммунистической партией на взаимные конфликты, выдав междоусобную борьбу за собственность и финансовые потоки за сущность политического процесса. Одновременно для высшей бюрократии и олигархии важно было дискредитировать Компартию, лишить её в глазах общества статуса единственного представителя интересов трудящихся. Поэтому уже для участия в выборах 2002 года были созданы квази-левые образования: КПРС, КПУ (О), ВОЛ, «Селянская партия» и т.д., которые к нынешним выборам были либо вновь подняты из политического небытия, либо заменены на аналогичные структуры вроде КПТ. Подобные политические образования не выдвигают собственной позитивной программы, их единственная цель - обливать Компартию грязью. Особенно досадно, что в деятельности такого рода организаций подчас наряду с проходимцами и авантюристами принимают участие честные, но недалёкие в политическом смысле, обманутые или запуганные криминалом люди.

Одновременно правящий класс поощряет силы, представляющие интересы мелкой и средней буржуазии и люмпенизированных слоев, действовать в политической нише Компартии, выдвигая схожие лозунги и используя демагоические приёмы. При этом для СПУ, сформировавшейся как партия буржуазных социалистов, это обернулось потерей части потенциальных избирателей, поддержавших «Нашу Украину», - партию крупной прозападно настроенной буржуазии. Но социалисты пошли на это, поскольку давно утратили самостоятельную политическую стратегию и сохранили способность действовать только в качестве сателлитов одной из борющихся олигархических группировок. Самой же олигархии был нужен, конечно же, не электоральный успех социалистов, а поражение Компартии, которую правящий класс стремится представить в качестве силы, утратившей доверие общества. На электоральном поле Компартии действовала и партия, представляющая интересы люмпенизированных слоев рабочего класса и интеллигенции, - ПСПУ. Только за счёт подобных приёмов олигархические структуры вместе с криминалом, решившим подчинить своему влиянию региональные органы власти, отобрали у коммунистов значительное число голосов.

Но основной удар по электоральным позициям Компартии нанесло смещение общественного внимания на взаимное противостояние олигархических группировок, лишённое всякого содержательного смысла. Борьба за финансовые потоки, крупную собственность, а главное - за право определять в своих интересах вектор развития общества только прикрывается квази-идеологической риторикой и лозунгами. Единственный фактор, который может заставить олигархические группировки придерживаться принятых ими на себя обязательств, - это внешнее влияние. Те группировки, которые в наибольшей степени зависят от политических кругов западных стран и транснациональных корпораций, вынуждены придерживаться избранного политического курса. Остальные, в общем-то, могут разворачиваться в какую угодно сторону.

Однако общество, одураченное СМИ, разобщённое и растерянное, часто принимает этот фарс за чистую монету. В этом отношении особенно тяжёлая ситуация сложилась в Крыму. Всякому, кто хотя бы немного знаком с украинским политическим процессом, было понятно, что после выборов партии, представляющие интересы олигархических и полукриминальных группировок, забудут и про государственный статус русского языка и про интеграцию с Россией. Но им удалось с помощью массированной рекламной кампании как на общенациональном, так и на региональном уровне ввести в заблуждение избирателей. В результате те крымчане, которые поддержали на выборах ставленников олигархии и криминалитета, своими голосами создали почву для массовых фальсификаций и подтасовок итогов голосования. За излишнюю наивность и доверчивость части избирателей теперь будет расплачиваться всё крымское общество в целом - в Автономной Республике сложилась реальная угроза захвата власти криминалом.

Из нынешней ситуации существует только один выход: обеспечить максимальную идеологизацию политического процесса. Сделать это возможно, предложив обществу агитационный вариант программы Компартии, соединяющий образ будущего справедливого общества и конкретные действия по его достижению.

УРОКИ И ВЫВОДЫ

 

На нынешнем этапе главной задачей Компартии становится борьба за общественное сознание. Она требует не только структурной реорганизации, но, прежде всего, новых подходов к агитационно-пропагандистской и политической деятельности. Представляется, что коротко их возможно сформулировать следующим образом.

1. Просвещение как главный метод борьбы. Внимание - молодежи. Привлечение к партийной работе интеллигенции и лиц творческих профессий

Мы должны честно сказать о том, что в начале нового тысячелетия коммунистическое движение вновь находится на этапе становления. Нам только предстоит сформировать проект будущего. Теоретический поиск вновь становится одной из важнейших задач партии. Наряду с ним особую важность приобретает просвещение эксплуатируемых. Оно в нынешних условиях становится ключевым методом борьбы партии. Капиталистический режим сознательно обрекает трудящихся на моральную и интеллектуальную деградацию, навязывает им нравственную и духовную нищету. Наша задача - остановить процесс примитивизации общественного сознания, навязываемый средствами массовой информации. Организация студенческих кружков, дискуссионных клубов, лекториев, театральных и художественных студий становятся важным средством нашей борьбы за социальное освобождение.

Молодежь, лишенная личного и социального опыта, становится, естественным образом, наиболее уязвимой мишенью для разрушителей сознания. Именно на формирование сознания молодых, создание у них возможностей для свободного интеллектуального и нравственного выбора, должны быть нацелены в первую очередь наши усилия.

К партийной работе следует активно привлекать представителей интеллигенции. Только уничтожение олигархического строя позволит им вернуть высокий социальный статус и получить возможность творческой реализации. Сейчас политический успех Компартии во многом будет определяться качеством и содержательной убедительностью её агитационно-пропагандистской деятельности. Поэтому в нынешней ситуации тесное сотрудничество с представителями интеллигенции приобретает особую важность. 2. Расширение класса эксплуатируемых. Возникновение нового революционного отряда.

В борьбе за возрождение общественного сознания, в противостоянии примитивизации интеллектуальной и духовной жизни человека и общества, сведению ее к наиболее упрощенным формам необходимо учитывать принципиальное изменение структуры эксплуатируемых и угнетенных классов. В начале XX века наиболее организован¬ной, образованной и, соответственно, наиболее революционной частью эксплуатируемого большинства был промышленный пролетариат. В начале XXI века научно-техническая интеллигенция, учителя, врачи, люди творческих профессий составляют наиболее значительную часть угнетаемых системой. Именно их высокий образовательный и моральный уровень создает возможность для агитации и организации борьбы. Сегодня в число эксплуатируемых существующей системой людей попадают также малые и Средние предприниматели, испытывающие гнёт олигархического строя в такой же степени, как и наемные работники. Компартия должна по-новому определить свою социальную базу.

3. Последовательный интернационализм партии.

Компартия является единственной крупной общественно-политической силой, стоящей на позиции твердого и последовательного интернационализма. Только союз эксплуатируемых и угнетаемых вне зависимости от этнического происхождения и религиозной принадлежности способен принести победу. Для сознательных трудящихся не существует расовых, религиозных, национальных и этнических конфликтов. Они создаются исключительно эксплуататорскими классами и навязываются трудящимся с целью создания у них представления о невозможности построения справедливого общества. Разжигая и поддерживая подобные конфликты, власть имущие пытаются оправдать созданный ими аппарат физического и духовного подавления необходимостью противостоять существующему насилию. Корни межэтнических и межконфессиональных в политике самих эксплуататорских классов, в поддерживаемой ими системе ценностей и общественных отношений, в используемых ими методах борьбы. Интернационализм в этих условиях становится обязанностью не только каждого коммуниста, но и любого ответственного человека.

Важной составляющей борьбы партии за социальные права трудящихся продолжает оставаться деятельность, направленная на придание государственного статуса русскому языку. Культура украинской политической нации включает как украиноязычный, так и русскоязычный компоненты, необходимые для сохранения культурных традиций и национального единства. Правящий класс сознательно превращает «языковую проблему» в средство общественного раскола. Распад украинской нации отбросит коммунистическое движение Украины далеко назад. Компартия, выступая за государственный статус для русского языка, отстаивает тем самым национальное единство. 4. Союз с третьим миром в борьбе против «золотого миллиарда».

На мировой арене Компартия должна объединяться со странами третьего мира и социалистическими государствами, ведущими борьбу против военно-политической гегемонии США и подчинения мировой экономики интересам транснациональных корпораций и мировой финансовой олигархии. Необходимо признать, что сегодня рабочие стран золотого миллиарда оказались соучастниками процесса глобальной эксплуатации развивающихся стран. Создание механизмов глобальной эксплуатации позволило обеспечить высокий уровень жизни трудящихся в странах Запада, который многие ошибочно понимают как доказательство эффективности или даже социальной направленности рыночной экономики. Человечество не может допустить построение глобального порядка на костях детей, умирающих в Азии и Африке от голода и болезней, на поте и слезах трудящихся третьего мира, лишенных будущего, поставленных в унижающие человеческое достоинство условия. В нынешней ситуации любое ограничение военной, экономической и политической мощи стран «золотого миллиарда» является безусловно прогрессивным. В то же время пример Белоруссии, Китая, Вьетнама, Венесуэлы, Кубы доказывает, что социально справедливое общество в современных условиях может успешно развиваться, обеспечивая доступ к социальным и культурным благам миллионам людей, ранее выброшенным на обочину социального существования. Компартия должна установить прочные связи с политическим руководством стран, строящих социально справедливое общество, обеспечив тесное взаимодействие в борьбе за мир и справедливость.

Архив